Печать
Категория: Епископ Геннадий (Гоголев)
Просмотров: 2664

Источник Официальный сайт Алматинской Духовной Семинарии

10 октября исполняется год со дня архиерейской хиротонии ректора Алматинской Духовной Семинарии епископа Каскеленского Геннадия. Публикуем на нашем сайте интервью со Владыкой Ректором, опубликованное на официальном Сайте РПЦ "Патриархия ру"


— Владыка Геннадий, 10 октября исполнился год со дня Вашей архиерейской хиротонии. Чем Вам запомнился первый год архиерейского служения? Какие события или впечатления были для Вас наиболее значимы?

— Спасибо за память обо мне. Конечно, служение архиерея значительно отличается от служения священника. И, прежде всего, мерой ответственности. Я это почувствовал с первых недель жизни в сане епископа. Иногда просто физически чувствуешь, как важны для окружающих не только каждое твое слово, но и каждый взгляд и каждый жест. Первое следствие архиерейства, на которое сразу обратили внимание друзья — я перестал писать сатирические стишки, которыми раньше любил баловаться.

Удивился и разительным переменам, которые произошли с некоторыми людьми, с которыми знаком не один десяток лет. Позвонил мне внезапно старый знакомый, с которым мы не виделись с 1995 года. В свое время отношения у меня с ним не складывались. Сейчас все изменилось — появился спокойный доброжелательный тон.

И, наоборот, в общении с некоторыми людьми появилось какое-то странное напряжение. Разговариваешь с человеком — и чувствуешь, что он только и ждет твоей ошибки, неосторожного высказывания, чтобы тебя осудить, уязвить — причем, как правило, за глаза. Прав был один из моих давнишних друзей-архиереев, предупреждая меня в день хиротонии: «Отныне ты будешь ходить под увеличительным стеклом».

Стали приходить ругательные письма, адресованные лично мне от имени, выражаясь словами святителя Григория Богослова, «не в меру у нас православных». Одному рабу Божиему из города Владимира не понравилось, когда он увидел, как на Рождество в кафедральном соборе Астаны я общался с мусульманами. Терпеливо, от руки, я написал ему ответ, в котором сослался на опыт святых предшественников: святителя Алма-Атинского Николая и митрополита Иосифа (Чернова), цитировал святых отцов; убил целый вечер, сочиняя ответ. Через некоторое время получаю толстый конверт. Начинаю читать: «Никакой Вы не архиерей вместе с Вашими прочими патриархийными иерархами….» Даже не стал читать далее, расстроился…

Сегодня находиться на высоте церковной власти отнюдь не почетно. Постоянно, ежедневно ощущаешь на себе груз ответственности и давление со стороны самых разных лиц и общественных сил. Но все эти трудности буквально растворяются в любви, которую проявляет к епископу преданная паства. Сегодня мне все больше кажется, что лучше, чем казахстанская паства нет православных людей на свете. Какая глубина веры! Какое трогательное почитание святынь! В сентябре в Алма-Ату была доставлена чудотворная Курская-Коренная икона Пресвятой Богородицы. В кафедральном соборе она находилась трое суток. И после того, как святыню увезли — выстроилась громадная очередь к аналою (!), на котором лежала икона. Люди теснились, чтобы облобызать аналой! Невозможно было сдержать слезы, глядя на эту картину.

— 5-6 октября 2011 года решением Священного Синода в Митрополичьем округе в Республике Казахстан были образованы три новые епархии. Какова необходимость их образования?

— Умножение числа епархий и рост количества епископов — это естественный и закономерный процесс. Пока что в Казахстане мы просто восполняем то, что не успели сделать в прошедшие годы. Церковь всегда стремилась к тому, чтобы ее территориально-каноническая структура по возможности соответствовала государственной. В октябре появились три новые епархии в пределах Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской и Акмолинской областей — регионов, где проживают несколько сотен тысяч славянского населения. С просьбой об учреждении этих епархий к Святейшему Патриарху Кириллу обратился Синод Митрополичьего округа. Мы очень рады, что Святейший счел возможным удовлетворить эту просьбу уже на состоявшемся в октябре заседании Священного Синода.

— В Казахстане много новых епископов. Что Вы можете сказать о таком умножении их числа?

— Я много лет преподаю в семинариях историю Русской Православной Церкви, причем ее начальный период. И никогда не стеснялся цитировать студентам горькие и верные слова Евгения Голубинского о том, как на Руси по причине обширности епархий епископы из пастырей превратились в администраторов. Только сегодня мы начинаем по-настоящему менять эту практику.

Но вдумайтесь: еще полтора года назад в Казахстане на почти что четырехмиллионную паству было лишь три (!) архиерея. Приходилось служить на приходах, где архиерея не видели десять-пятнадцать лет. Разве это нормально? Так что нам еще рано говорить о настоящем «умножении числа епископов».

Но в целом в Русской Православной Церкви действительно происходят очень важные и знаменательные преобразования. Думаю, что только через десятилетия нам станут очевидны колоссальные плоды этих преобразований. Помните, Герцен написал: на реформы Петра Россия ответила гением Пушкина. Уверен, что на происходящие сегодня преобразования уже в скором времени Церковь ответит явлением новых архиереев: епископы в своем большинстве станут высокообразованными и любвеобильными пастырями, настоящими тружениками, подвижниками. По-другому просто не может быть!

Представьте себе: приезжает молодой епископ на новообразованную епархию. А перед ним стоят громадные задачи: строить, организовывать, созидать. Совершенно очевидно, что решить их можно будет только в том случае, если епископ погрузится в народную среду — придется ходить по районным администрациям, заводам, лесопилкам, выступать в сельских школах, вести дискуссии в самых разнообразных аудиториях. А, значит, придется непрерывно повышать уровень своего образования, а также смиряться, смиряться и смиряться…. За двенадцатью стеклами в губернском городе уже не отсидишься. Дежурными проповедями с праздничного амвона не отделаешься. Всем нам отчасти придется стать Иоаннами Кронштадтскими…

— Один из главных вопросов в жизни Церкви — миссионерская работа. По государственному закону, внешняя проповедь в Казахстане запрещена. Как может Церковь в этих условиях осуществлять миссию?

— Убежден, что в любых условиях церковные люди не вправе отказываться от представлений об универсальности своей веры. Мы проповедуем веротерпимость, но не толерантность в смысле отказа от права именовать свою религиозную традицию истинной традицией. Если христианин осознает это свое призвание, то он внутренне свободен и никакие внешние ограничения и репрессии не могут ему помешать.

В Казахстане достаточно либеральное законодательство. В подтверждение этому — 1 200 зарегистрированных протестантских общин самых различных направлений. Многие из них имеют весьма пестрый национальный состав.

Однако ради сохранения спокойствия в обществе, противодействия религиозному экстремизму, ради безопасности своих близких и детей мы готовы поступиться частью своих внешних свобод. В Казахстане готовится к принятию новая редакция Закона о религиозной деятельности, которая осложнит миссию в государственных учреждениях. Совершение богослужений в госучреждениях станет невозможным. Законопроект вызывает жаркие споры в обществе, но, думается, на данном этапе он необходим.

Совершенно очевидно, что в Казахстане нахождение славян среди людей, исповедующих иные религиозные традиции, подталкивает их к глубокой рефлексии, поиску самоидентификации. Задача священнослужителей — помочь в этом нашим крещеным но пока еще нецерковным людям.

Казахстан, распростертый под солнцем антиминс, уже вошел в историю Вселенского Православия. Не зря здесь были пролиты потоки крови новомучениками и исповедниками прошлого века. Эти жертвы не бесплодны. Мы видим это на множестве примеров — в том числе на примере приходящих в семинарию абитуриентов.

— В 2010 году была образована Алма-Атинская духовная семинария. Много ли студентов обучаются в семинарии сегодня? Кто именно стремится туда поступить?

— Создание семинарии стало одним из главных начинаний нынешнего главы Митрополичьего округа в Казахстане, митрополита Астанайского и Казахстанского Александра. Владыка митрополит оказывает нам неоценимую материальную и духовную поддержку.

На сегодняшний день в семинарии на трех курсах пастырского и двух курсах регентского отделения обучаются 60 человек. Создано заочное отделение, открыт богословско-миссионерский факультет для мирян, в том числе с дистанционной формой обучения. Подавляющее большинство студентов-очников поступает к нам из Алма-Аты, Караганды и Астаны. Но необходимо заметить, что абитуриентам из северных епархий ближе и удобнее бывает добраться до российских семинарий, чем до нашей, находящейся в предгорьях Тянь-Шаня. Так что перед нами стоят большие задачи — сделать так, чтобы семинария привлекала всех казахстанцев, создать в ней комфортные условия и живую творческую атмосферу.

Здесь, в Алма-Ате, студенты в большей степени ценят свое обучение в семинарии, чем воспитанники семинарий центральной России. Они терпеливее переносят неустройства быта, которые пока еще есть, несравненно лучше общая дисциплина. Я несказанно удивился, когда обнаружил, что за первое полугодие скопилось только 12 (!) объяснительных. Для сравнения: в Костромской семинарии иногда за один день их было больше.

Храмы в Казахстане продолжают строиться. В ряде епархий сохраняется острая нехватка священнослужителей. Но, уверен, с Божией помощью мы преодолеем все трудности.

— Есть ли научное сотрудничество с казахстанской семинарией Римско-Католической Церкви или с протестантскими семинариями?

— Учебное заведение Римско-Католической Церкви расположено в Караганде. Там обучаются порядка 15 человек и оно не представляет для нас интереса в плане сотрудничества.

Взаимодействие с протестантскими семинариями осуществляется в том смысле, что несколько наших преподавателей и студентов — бывшие пасторы протестантских общин, обращенные в Православие. Мы ценим их опыт и привлекаем к миссионерским проектам.

— Каковы ближайшие планы развития семинарии в этом учебном году?

— Мы намерены провести несколько крупных проектов различной направленности. Ближайшие из них — фестиваль воскресных школ «Духовный сад Семиречья», который запланирован на дни осенних школьных каникул. Кульминацией фестиваля станет «детская» Литургия в кафедральном соборе, за которой мы ожидаем присутствие порядка 1 000 православных детей. Причем петь за богослужением будет несколько детских хоров. Студенты семинарии примут участие в подготовке творческих конкурсов и спортивных соревнований в рамках фестиваля. В конце ноября — начале декабря в семинарии запланирована научно-практическая конференция памяти святителя Московского Филарета (в его честь освящен семинарский храм).

— Владыка, мы знаем, что Вы пишете стихи. Можно в заключение интервью попросить Вас рассказать одно из Ваших новых стихотворений?

— Можно.

Россия

В краю печальном, бездорожном
Умолкли крики журавлей.
Там зверь ступает осторожно
На иней замерших полей

Там словно в горестном раздумье
К воде склоняются кусты.
И пар от речки в новолунье
Согреет ветхие листы.

Там звезды меркнут в тучах серых,
Там на исходе сентября
Дрожит на бревнах обомшелых
Неясный свет от фонаря,

Там птичьи звучные напевы
В лесной умолкнут глубине.
И говорят, что ходит Дева
По умирающей стране.

Там ночь покроет снежным прахом
Во мхе нарубленную гать
Лишь там дано любить монаху
И четки красные вязать.

(1 сентября 2011)

Беседовала Ольга Богданова

Нравится