Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Александр Воронов

Закрепление России и строительство укрепления в Заилийском крае явилось причиной усиленного притока переселенцев, что, в свою очередь, привело к увеличению смертности . После возникновения в 1855 году Большой, а затем и Малой Алматинских станиц и размещения в Крепости полугоспиталя, возникла необходимость устройства места захоронения в непосредственной близости от расположения и станиц и полугоспиталя:

«…между Большою и Малою Алматинскими станицами с южной стороны дороги, ведущей в Малую станицу…»-
/ЦГА РК, Ф44, Оп 1, Д 361, Л 1/


Оно просуществовало, вероятно, с пятидесятых до начала или сере- дины семидесятых годов девятнадцатого века. Возросшая численность населения приводит и к скученности на самом кладбище. Кроме того, приток переселенцев вынуждает их «обживать» и места вне казачьих станиц. Родилась и окрепла мысль о создании города. Она получила одобрение в правительстве. Для претворения этой идеи в жизнь в 1867 году был создан «Комитет по укреплению Верного на степень города».
/ЦГА РК, Ф44, Оп1, Д 36459, Л 2/


Одновременно с этим начинаются поиски нового места для кладбища, так как прежнее, во-первых, стало далеко от бурно растущего но- вого города, во-вторых – оно стало тесно, в третьих – находилось на землях, отведенных казачьему войску, а городу предназначалось своя собственная территория.
2 мая 1870 года весьма представительная комиссия, состоящая из Семиреченского областного врача коллежского советника Реутского, Верненского уездного врача Балбуциновского, старшего врача 2-го Туркестанского батальона лекаря Попова, заведующего строительной частью в Семиреченской области капитана Семякина и городничего (еще де-юре не существующего) г.Верного В.Чаусова, произвела осмотр местности, которая «…занимает плоскость лежащего от крайних городских строений, в расстоянии около двух сот саженей(426м), в на- правлении северо-западном от Алматинской станицы и северном от собственно г.Верного…»-
/ЦГА РК, Ф 41, Оп 1, Д 361, Л 2/


Ныне этот район, расположен ниже(севернее) улицы проспект Раимбека(ранее – Ташкентский тракт) и западнее улицы проспект Суюмбая (ранее – Копальский тракт). Вероятно, кладбище начиналось севернее, так называемых, «Кузнечных участков», где потом располагались знаменитые бани Титова и Жиленкова. Начиная с послевоенных лет, там находились двенадцать «угольных» улиц (с первой по двенадцатую, считая от Копальского тракта до вокзала «Алматы-2»). Такое название эти улицы получили, вероятно, потому, что в центре этого района долгое время располагались «Угольная» и «Саксаульная» базы.
Обследуемое кладбище должно было находиться севернее этого участка, имевшего там уже постройки. Поначалу на выделенном участке вместо детального обследования, решили сразу определится со стоимостью участка земли под отдельную могилу.
Так, помощник военного губернатора 3.04.1870 года, в соответствии с решением Семиреченского областного правления от 18.03.1870 года, да ет указание верненскому уездному начальнику:


-«Хотя, по неимению… прямого закона, которым бы дозволялось
взимать плату за места, отводимые на кладбищах для погребе-
ния усопших в ходатайстве вашего благородия об установлении
платы за означенные места и следовало бы отказывать, но с дру-
гой стороны, принимая во внимание недостаток городских сумм
на покрытие всех предстоящих расходов по вновь возникающему
городу Верному, что взимание платы за места дает возможность
содержать как сторожа, так и самое кладбище в опрятном виде…
и, наконец, что во всех благоустроенных городах России сущес-
ствует взимание означенной платы… общее присутствие, находя
размер взимания платы за места для могил на новом кладбище не-
обременительным, положило утвердить таковое.»
/ЦГА РК, Ф 41, Оп 1, Д 355, Л 5/


Так рождение нового города влечет вслед за собою новые финансовые затраты для обывателя. При этом сотник Герасимов 22.05.1870 года направляет капитану инженерной дистанции А.Семякину предложение «о разбивке нового кладбища на три разряда и назначенные вами границы указать кладбищенскому сторожу.»
/ЦГА РК, Ф 41, Оп 1, Д 355, Л 5-об./


Характерно, что после того, как в городе появились органы самоуправления – дума, управа, окружной суд – то он, как и кладбище, будет поделен на «разряды» в целях определения стоимости усадебного мес-та от того, в каком «разряде» оно находится.
Однако, после детального обследования кладбища, комиссия в своем акте сообщает, что грунт там при углублении на 1 аршин (0,71м) и три четверти(0, 51м) становится влажным, а при дальнейшем углублении вода заливает могилу.
Комиссия определила три причины, по которым она не рекомендует пользоваться этим местом как кладбищем – довольно близко к городу, находится со стороны господствующего ветра, что может действовать на жителей неблагоприятно, невозможность из-за воды хоронить тела глубже двух с половиной аршин(1м77см).
Военный губернатор генерал-майор Г.А.Колпаковский, ознакомившись с актом, 25 июля 1870 года делает «распоряжение о воспрещении погребать на этом кладбище, а использовать первое, на котором хоронили раньше».
/ЦГА РК, Ф 41, Оп 1, Д 361, Л1/


Cвое распоряжение он заканчивает так:


-«…прошу заняться избранием для кладбища новой более удобной
местности.»-
Просьба военного губернатора не менее категорична, чем боевой приказ, но еще 21 июня того же года городничий В.Чаусов направляет зап-рос «главному доктору верненского военного госпиталя», в котором ставит вопросы:
-«…в каком именно месте предполагается постройка нового
госпиталя?
- сколько пространства она(постройка) будет занимать?
- в каком именно направлении?...»-


Все эти сведенья ему необходимы только для одной цели – «для выбора места под кладбище в юго-западной стороне от Нового города.»
/ЦГК РК, Ф 41, Оп 1, Д 361, Л 5/


30 июля новая комиссия, теперь состоящая из трех человек, того же А.Семякина, Балбуциновского и нового участника – члена «Комитета по устройству г.Верного» - П.М.Зенкова составила еще один акт обследования другого места для городского кладбища:


-«…и нашли самым удобным местом находящееся на южной
стороне г.Верного на небольшой горной террасе, лежащей
как раз против старого кладбища, находящегося на север-
ной стороне города…» -
/ЦГА РК, Ф 41, Оп1, Д361, Л 19/


Мне кажется, что это место – западная часть парка им.28-ми гв.-Панфиловцев. Можно сегодня себе представить, каковы были размеры го- рода, если на месте парка была «небольшая горная терраса».
Высказав предположение о нахождении в земле «больших валунов», П.М.Зенков в заседании «Комитета по устройству г.Верного» 22 января 1871 года высказывает предложение об осушении «кладбища, находящегося на северной стороне г.Верного». Однако, другой участник этой же комиссии А.Семякин резко возражает против, потому что для осушения нет ни средств, ни приспособлений(«дренажных труб») и настаивает на переносе кладбища, а не на осушении.
Тем не менее, пока проходили обследования, переписка, город бур- но рос на юг, на запад и захоронения, вероятно, производились и на новом кладбище(ныне – парк им.28-ми гв.-панфиловцев) и на старом, хотя там не разрешалось. Так продолжалось до 1873 года, когда тот же неугомонный, уже генерал-лейтенант, Г.А.Колпаковский не дает указание и на старом кладбище(ниже Ташкентского тракта), и на кладбище
в г.Верном, которое он уже стал охватывать(это нынешний парк им.28-ми гв.-панфиловцев), развести лесные рощи. Во исполнение этого рас- поряжения исправляющий дела военного губернатора Россицкий на этом документе наложил такую резолюцию областному лесничему К.Штольцу:


-« Дано предписание г-ну лесничему о составлении сметы на рощу
на кладбище при дороге в Копал, а также о приеме бульваров по
сторонам Узун-Агачской дороги и равно и всех прочих бульваров
и посадок городских…»-
/ЦГА РК,Ф 44, Оп 1,Т 27, Д38710, Л 1/


Так было положено начало рощи, которая впоследствии стала называться «Алферовская роща», «Казачья роща», «Казенная роща» и, наконец, «Роща Баума», хотя ни один из Баумов не имел никакого отношения к ее закладке. Конечно, кладбище было не тех размеров, которые роща имеет сейчас. Это, по моему, хорошо разъясняет следующий документ, подписанный тем же Россицким 19 сентября 1873 года:


-« Вследствие словесного приказа исправляющего дела началь-
ника военно-народного управления о разведении лесной рощи
на бывшем православном кладбище г.Верного, что при выезде
из Мало-Алматинской станицы на почтовую в Копал дорогу,
причем может быть занято возможно большее пространство зе-
мли свободной у этого кладбища по соглашению со станичным
правлением…Его превосходительство Герасим Алексеевич, пе-
редавая мне приказание по этому предмету, изволил высказать
полную надежду, что Вы быстро и вполне успешно выполните
данное дело, начав его настоящей осенью.»-
/ЦГА РК, Ф 44, Оп 1, Т 27, Д 38710, Л 3/


Этот документ адресован все тому же К.Штольцу. Первое кладбище со временем тоже превратилось в «Сад Рафикова», а третье кладбище сна- чала стало «Городским садом», потом «Парком федерации» и вот, теперь – «Парком им.28-ми гв.-панфиловцев».
В 1877 году в г.Верном начала свою работу первая городская управа, которую возглавил младший инженер строительного отделения Семире ченского областного правления потомственный почетный гражданин П.М. Зенков.
/ЦГА РК, Ф 48, Оп 1, Д 9, Л8/


Военно-народное управление плавно перерастает в городское самоуправление. Документально определяется административный центр буду- щего города - Соборная площадь с прилегающими к ней кварталами, где со временем должны разместиться и Семиреченское областное прав ление, и окружной суд, и дом губернатора с архирейским подворьем, гимназии, народное училище, общественное и купеческое собрания, библиотека, казначейство и полиция.
Место Соборной площади было определено там, где до этого на «не- большой горной террасе» было определено место упокоения мирян бу-дущего города. Естественно, что кладбище было вновь перенесено на другое место, еще далее на запад, так как перспективным направлением развития города было западное. Однако, век и этого кладбища был относительно недолог, как и всех предыдущих. Оно очень быстро обросло промысловыми постройками. Там стали воз- водиться кузницы, шорные мастерские, бойни.
21 марта 1879 года городская дума в связи с настойчивыми требованиями городничего, впервые дает название улицам города. Топономическая логика этих наименований диктуется непосредственно характером местности, по которой проходит та или иная улица. «Казначейская» проходит мимо уездного казначейства, «Первогильдейская» -мимо домов купцов первой гильдии: - Пугасова, Фомина, Затиньщикова и других. «Соборный проспект» идет посреди Гостинодворской площади и площади Соборной. «Училищная» выше парка(бывшего кладбища) называется «Задняя»(вероятно, потому, что она - сзади парка). Но есть там еще под №13 и улица «Старокладбищенская», которая начиналась от старого кладбища.


К 1879 году уже положительно был решен вопрос о создании Серафимо-Иверского женского монастыря, под который намечено «отчудить участок земли, находящийся южнее Нового кладбища», где намечена к постройке церковь всех святых. Это снова вдоль Ташкентского тракта, но еще западнее, за Тюремным замком(ныне – улица им. Сейфуллина). Правда, там кладбище размещено и с южной и с северной стороны трак та. С северной стороны совершаются воинские захоронения, а с южной – православные миряне и мусульмане, хотя и раздельно.
При этом необходимо отметить то, что городская дума, в лице гласно го Н.А.Кадкина, стала настаивать на том, чтобы насельницы монастыря осуществляли уход за могилами усопших. Розгорелась дискуссия. Н.А.Кадкина поддержал С.К.Тропаревский. С возражением выступил Э.О.Баум:

-« Я не могу, конечно, ничего сказать против этих светлых
чувств, которые двигали господами гласными при под-
писи ими всего заявления. Но, как гласный, я желал бы
знать, на чем же именно основана уверенность, выска-
зываемая гласным Тропаревским, что община будет хо-
дить и содержать в порядке наше кладбище, рядом с ко-
торым предлагается отвести ей землю?»-
С.К.Тропаревский немедленно реагирует следующей тирадой:
-« Я могу сообщить, что генерал Корольков жертвует об-
щине одну тысячу рублей с тем, чтобы община взяла
на себя уход за кладбищем!»-


Представитель интересов монастырской общины, член консистории, священник М.Ф.Колобов выразил полное согласие от имени общины «на выполнение высказанного обязательства».
/ЦГА РК,Ф 48, Оп 1, Д 662, Л 37/

20 августа 1911года император «высочайше соизволил дать согласие на принятие Иверско-Серафимовским монастырем г.Верного…одной
десятины городской земли», причем, одним из условий приема утверждалось, «чтобы забота о содержании православного кладбища и уход за могилами умерших лежали на обязанности общины, равным образом на ея обязанности должна лежать забота о призрении неимущих старых женщин…»
/ЦГА РК,Ф 48, Оп 1, Д 662, Л 64/


Необходимо при этом помнить, что с постройкой Всехсвятской церкви к ней была приписана Иверская часовня, находившаяся напротив кладбища, с северной стороны Ташкентского тракта, на, так называемом «Военном кладбище». Уход за могилами этого кладбища также «входил в обязанность насельниц монастыря»
/ В.Казанцев «Иверско-Серафимовский монастырь в г.Верном», стр28 /

Судьба монастыря и, соответственно, кладбища осложнились с установлением советской власти в Семиречье.
1 октября 1918 года Верненский уездный исполком под председательством П.М.Виноградова в п-4 своего постановления определил:


-«Богадельню перевести в монастырь и принимать всех калек»-
/ГАА Обл., Ф 79, Оп 1, Д 96, Л 82/


Примерно, в то же время, когда решался вопрос о неправедности нажитых состояний было принято следующее решение:


-« Кладбище, как народное достояние, немедленно отобрать
из ведения монастыря и доход с него обратить на народ-
ные нужды, т.к. доход с него поступаемый, тратится са-
моуправно и произвольно игуменьей Ефросиньей.»-
/ГАА Обл, Ф 489, Оп 1, Д 8, Л 100/


Таким образом, если раньше монастырь заботился только о «неимущих старых женщинах», то теперь он должен был «призревать всех калек», хотя финансовых доходов с обывателей за уход и наблюдение за могилами был лишен. Более того, все закончилось официальной ликвидации ей монастыря с превращением его в, так называемый, «ИнДом», т.е. «Инвалидный дом». Вот как описывает инспектор областной рабоче-крестьянской инспекции Данилин в своем докладе «Об обследовании и ревизии Алма-Атинского Дома Инвалидов 10 марта 1924 года:


-« Здание – инвалиды размещены в бывшем женском монастыре…Складом для дров служило кладбище – кресты все
поломаны и потреблены на отопление…»-
/ГАА Обл., Ф 489, Оп 1, Д-702, Л 518/


После установления новой власти складывается свой ритуал погребения лиц, отмеченных властью или находящихся в ней.
9 марта 1918 года было торжественное перезахоронение останков А.П.Березовского и К.В.Овчарова в Городском парке(ныне – Парк им. 28-ми гв.-панфиловцев). Хотя их очень трудно, по современным меркам, причислить к кагорте несгибаемых революционеров, но так как смерть их наступила при свергнутом режиме, они были поставлены в ряд бессмертных героев и захоронены в Городском парке. Основное торжество, заключалось, вероятно, в том, что они были отпеты в Вознесенском Соборе Преосвященным Пименом при участии всего притча. Но где находится их настоящая могила сегодня неизвестно, хотя долгое время она была второй точкой перемещения праздничных манифестаций.
Вот как это предписывает постановление от 22 октября 1918 года:

-« Партия(все профсоюзные организации и Красная армия)
должны явиться к зданию Клуба Большевиков(бывшее
Военное собрание). Манифестация от Клуба Большеви-
ков должна пройти к могилам Березовского и Овчарова,
после этого к Дому Свободы(бывший Губернаторский
дом), оттуда по Губернаторской улице(ныне – Казыбек би),
дойдя до Казарменной улицы(ныне – Панфилова), пройти
по Казарменной улице до Гоголевской улицы и по Гоголе-
вской улице к улице Первогильдейской (ныне – Зенкова), по
которой к Клубу Большевиков, где шествие должно быть
закончено…»-
/ГААОбл, Ф 489, Оп 1, Д 111, Л 3/


А вот как сообщается о похоронах начальника боевого отряда Северного фронта Д.Кихтенко в протоколе Верненской партийной организации Российской коммунистической партии большевиков от 23 ноября 1918 года:


-«… Тело Кихтенко под почетным караулом, с хором музы-
ки и певчих должно проследовать из квартиры родст-
венников покойного сначала к Клубу партии Большев-
иков, где должны собраться все граждане. демократии-
ческие организации и воинские части с музыкой и стать
под революционные знамена, а затем…останки умерше-
го и вся процессия должны последовать от Клуба пар-
тии к Кафедральному Собору, а отсюда – на Военное
кладбище…»-
/ГАА Обл., Ф 489, Оп 1, Д 119, Л 12/


Позднее на Военном кладбище был захоронен еще один командир партизанской вольницы И.Е.Мамонтов, затем – в июне 1919 года – Л.П.Емелев, а 4 марта 1932 года – П.М.Винградов.
Так сложились обстоятельства, что Городской парк, как бы независимо от чьей-либо воли, с годами превращается в мемориал – место увеко веченья погребенных. Тут находят место упокоения Д.Барибаев, Т.Утепов и даже Ф. Карибджанов, но большая часть людей, фамилии которых означены на гранитной плите, захоронены не здесь, а на Военном кладбище.

Рядом с православным кладбищем, с западной стороны, располагалось и городское мусульманское, так называемое, «Сартовское» кладбище. Правда, в его пределах не всегда царил конфессиональный мир и благоденствие.
20 февраля 1887 года выборные общества дунган обращаются город-скую управу с заявлением :


-«Общество дунган г.Верного желают иметь отдельное от сартов
кладбище, так как иногда нам случается от них притеснение, а
именно: не дозволяют нам хоронить умерших дунган вместе с
ихними внутри ограды, а чтобы мы хоронили отдельно, за огра-
дой , где совсем неудобно, так как каждый мимо проезжает и
также пасутся иногда табуны скота и портят могилы.
Вследствие чего мы покорнейше просим Верненскую городс-
кую управу об отводе нам места для кладбища в верху смежно
с сартовским, по Ташкентскому тракту, где мы также желаем
сделать ограду.
/ ЦГА РК, Ф 48, Оп 1, Д 394, Л1 /


Уже 21 марта 1887 года городская  дума постановила:
-« Для дунганского кладбища отвести на городском кладбище,
по Ташкентскому тракту, свободный участок земли, приле-
гающий к южной стороне «Сартовского» кладбища, к запад-
ной стороне православного кладбища, в том размере, какой
получится продлением линии южной стороны кладбища
/ на запад / до пересечения с линией, продленной  западной
стороны/ на юг/ «Сартовского» кладбища, с тем, чтобы ду-
нганское общество непременно огородило эту местность»-
/ ЦГА РК, Ф 48, Оп 1, Д 394, л 5 /


С течением времени жителями города становились и казахи, которые медленно, но неотвратимо втягивались в оседлую и городскую жизнь. Уже к 1910 году пятьдесят две семьи проживали в самом городе, семь семей – в Татарской слободке и четыре семьи – на Кузнечных участках.
/ ЦГА РК, Ф48, Оп 2, Д 356, списки домовладельцев г.Верного/
Хочется отметить, что в городскую оседлость втягивались не «шаруа» и «жатаки», а в первую очередь лица, обладающие средствами, так как именно они приобретали городскую недвижимость. Именно они первыми уловили сущность последнего пункта «Городового положения»:


-« Киргиз, вступивший в любое городское сословие сохраняет
за собой право на родовые откочевки и изъятие от натураль-
ной рекрутской повинности…»-
/ ЦГА РК, Ф 44, Оп 1, Д 38 459, Л 22-27/


Достаточно только перечислить фамилии Пусырманова Медеу, который в 1893 году приобрел недвижимость у мещанина М.Я.Марченкова на усадебном месте №1577 – угол улиц Мещанская-Дунганская(ныне – Кабанбай батыра-Масанчи), Джаманкулова Байбулана, купившего недвижимое имущество(дом и подворье) на усадебном месте №798 – угол улиц Ташкентская аллея-Казарменная(ныне – пр.Раимбека-Панфилова) Куватова Хаджи-Ахмета, хозяина усадебного места№363 – угол улиц Пушкинская-Гоголевская, Сыртанова Турдыбека, имевшего подворье на усадебном месте№44 – угол улиц Гостинодворская-Каракольская (ныне – А.Алимжанова-Д.Барибаева).
При этом необходимо иметь в виду и то, что в городе жило еще больше казахов, не имеющих недвижимости . В первую очередь, так назы- ваемые, «инородцы-интиллегенты, переводчики всевозможных областных учреждений. Это переводчики: И.Джайнаков, И.Тергеусызов, К.То ксамбаев, Т.Бокин, А.Курманбаев и другие интеллигенты, нашедшие себе применение в городе.
В связи с этим к татарскому кладбищу, находящемуся западнее «Сартовского» выделяется еще земельный участок для захоронений и лиц казахской национальности, рядом с «курганом Муллушон», который , начиная с 60-х гг XX столетия, почему-то упрямо стал именоваться «могилой Раимбека», для чего даже приспособили легенду о том, что на этом месте лег верблюд, на котором было набъючено тело батыра, погибшего при Анарыкайской битве. Этот участок находился как раз напротив ворот в современное, закрытое уже, Центральное кладбище.
С увеличением городской территории усложняется хозяйственная деятельность городской администрации, что находит свое выражение в ре гулировании вопросов, связанных с размещением или закрытием кладбищенских участков.
28 марта 1936 года в целях благоустройства города был принят проект о необходимости развития следующих кладбищенских участков:


-«развить на север и запад существующее русское кладбище
к северу от Ташкентского тракта;
- расширить и полностью использовать для города кладбище
за Татарской слободкой;
- признать возможным использование кладбища в Малой ста-
нице за Арычной улицей;
- наметить следующие резервные площадки – к северу от селе-
ния Тастак, к югу или юго-западу от Головного арыка;
- бригаде 1-й архитектурно-планировочной мастерской пред-
рительно наметить участок и запроектировать там строитель-
ство крематория;
- кладбища, расположенные к югу от Ташкентского тракта
з а к р ы т ь и в проекте планировки наметить под застройки».
/ЦГАг.Алматы, Ф 78, Оп 2, Д 628, Л 1/


Сложилось такое положение, когда власти, закрыв кладбища южнее Ташкентского тракта, закрыли все национальные места захоронений, кроме того, которое было за Татарской слободкой, ничего не предоставив взамен.
15 января 1938 года архитектурно-планировочное управление горсовета обращается в похоронное бюро коммунального хозяйства города:


-«…Несмотря на неоднократное наше обращение об
отводе земельного участка под мусульманское
кладбище, Вами до сих пор ничего не сделано.
Настоящим в последний раз обращаемся к Вам
с просьбой отвести участок под мусульманское
кладбище, так как на действующем мусульман-
ском захоронение Вами запрещено в виду отхо-
да территории его под промышленное строитель-
ство.
Одновременно с этим просим наметить земель-
ный участок под современное кладбище, так как
действующая кладбищенская территория в 1938
году захоронением будет освоена полностью…»-
/ ЦГА г.Алматы, Ф 78, Оп 2, Д 628, Л 2/


9 июня 1938 года президиум горсовета определил:
-а) г.Алма-Ата в настоящий момент не имеет ни одного
кладбища, размеры которого удовлетворяли бы име-
ющуюся потребность;
-б) такое положение с кладбищами создалось в силу того,
что территория их определялась по генеральному пла-
ну с учетом постройки крематория в ближайшие го-
ды, что оказалось не реальным.
Президиум горсовета постановил:
-1) Размер кладбищенской территории определить в75га;
-2) Признать необходимым расширение Христианского
кладбища, около Ташкентского тракта, до 20-ти га и
отвод участка под мусульманское кладбище в разме-
ре 15-ти га за счет земель колхоза «Заря Востока»;
-3) Подготовку дела по расширению кладбища Мало-Ал-
матинской станицы поручить землеустроительной
партии ГорЗО, так как эта территория в черту города
Алма-Ата не входит…
-5) Кладбище между Татарской и Новой слободки около
поселка «Пятилетка» подлежащим закрытию.
Председатель Конуспаев
И.о.ответсекретаря Лямхазыров.»-
/ ЦГАг.Алматы, Ф 78, Оп 2, Д 62, Л 3/

С развитием и ростом города эти кладбища не превратились в рощи и парки. На территории «старого кладбища» в 1929году построен желез- нодорожный вокзал «Алматы-2», на территории военного кладбища разместилась колония малолетних преступников, а на территории монастыря в годы великой отечественной войны расположился военный завод имени С.М.Кирова.
В заключение необходимо отметить, что на территории алматинского мегаполиса умерло и до сих пор медленно умирает еще много небольших кладбищ. Это и исчезнувшее под жилыми зданиями кладбище десятого микрорайона, и кладбище вблизи микрорайона «Дорожник», и исчезнувшее мусульманское кладбище за р.Солоновкой (Татарская слободка). Медленно и мучительно умирает кладбище бывшего садоводческого колхоза «Горный гигант» и много других, захватываемых бурно растущим городом.

Александр Гордеевич Воронов 7.01.2010г.

Комментарии   

Швецова Лариса Алекс
+1 #2 что будет с кладбищем и когда?Швецова Лариса Алекс 08.01.2017 15:32
Так я и не нашла ответ на свой вопрос.
Что будет с кладбищем в Малой станице .Ниже Церквы через дорогу.Там везде частный сектор.У меня там похоронен отец в 1961 году.
Цитировать
Татьяна
+6 #1 RE: Справка по истории кладбищ г.Верного. Татьяна 20.12.2013 11:23
"рядом с «курганом Муллушон», который , начиная с 60-х гг XX столетия, почему-то упрямо стал именоваться «могилой Раимбека", Не могу найти информацию о данном кургане. Почему он назывался именно так и почему вдруг он стал курганом Раимбека, если у кого-нибудь есть информация – поделитесь…
Цитировать

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.

Защитный код
Обновить

   
   

Последние комментарии

  Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz