О нас  

   

Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Иерей Елисей Кукеев Аргументация русских апологетов XIX – начала XX вв. в
полемике с исламом
Автор: священник Елисей Кукеев

Введение


На сегодняшний день совершенно очевидно, что богословская полемика Православной Церкви с исламом с каждым днем приобретает все большую актуальность и значимость, поэтому современному христианскому апологету не лишним было бы обратиться к трудам русских исследователей и богословов XIX и начала XX вв.

 

Так как в настоящий момент одной из первостепенных задач является освоение частично забытого опыта ближайших предшественников в деле полемики с исламом.
Основная трудность, с которой сталкиваются многие критики ислама, – это неизбежная личная дистанцированность, внешняя позиция по отношению к тому сложному и многоплановому явлению культуры, которое представляет собой мусульманская религия, неготовность правильно оценивать ценности и доминанты мусульманского сообщества. Нередко критика не достигает реального ислама и ограничивается полемикой с собственными преставлениями о нем.
Авторы, имена которых приведены в данной работе, являлись прекрасными специалистами и знатоками востока. Исследуя национальные традиции народов, исповедующих ислам, их историю и культуры, они либо непосредственно опирались на апологетические труды бывших мусульман, принявших христианство, либо разумно ограничивались выстраиванием скептической позиции в отношении частностей мусульманства, при этом всесторонне рассматривая ислам как сообщество, претендующее на мировое господство в религиозной и политической сферах.
Цель данной работы заключается в том, чтобы привести основные апологетические аргументы, встречающиеся в трудах дореволюционных русских богословов, и имеющие актуальность на сегодняшний день. Также использовать накопленные ресурсы Русской Православной Церкви, применявшиеся в близких условиях XIX – начала XX вв., чтобы не вынуждать себя вторично проходить один и тот же путь, заново изобретая забытые полемические ходы. Такая позиция представляется очень эффективной и в миссионерском отношении, так как в этой сфере имеется уже накопленный плодотворный опыт.
Данная работа состоит из семи глав, в которых изложены основные догматы мусульманского вероучения. Притом взяты именно те мусульманские вероучительные догматы, которые часто затрагиваются при полемике с исламом. Цитируется текст Корана, в переводе академика И. Ю. Крачковского. Каждая глава данной работы разделена на две части. В первой части преимущественно изложено вероучение мусульман, соответствующее той или иной главе, а во второй части приводятся аргументы, в которых указываются ошибки и непоследовательность мусульманского вероучения и делается сравнение христианского учения с мусульманским.

Мусульманское учение о Боге


Монотеистическое учение Корана не было новым, совершенно неизвестным в Аравии. В значительной мере это объясняется особенностями возникновения ислама и историческими обстоятельствами формирования исламской цивилизации. По мнению мусульман, единый Бог – Аллах, веру в которого восстановил Мухаммед, есть Бог Авраама и других ветхозаветных пророков, как например Моисея (Мусы), Иоанна Крестителя (Яхья) и др., через которых было дано Писание. «Коран постоянно утверждает, что ислам есть религия Авраама» , – говорит Н. П. Остроумов. «Мы возвестили тебе в откровении: следуй религии Авраама, который был истинной веры» (Коран 16, 124). Но в понимании Мухаммеда Авраам не был ни иудеем, ни христианином, но являлся ханифом – верующим в Единого Бога.
Немаловажно было бы подчеркнуть, что еще одним основным фактором, который сыграл важную роль в возникновении ислама, было широко распространенное в то время среди арабского населения идолопоклонство, о чем не раз говорили дореволюционные авторы в своих трудах. «Решившись реформировать веру своих соотечественников (арабов), Мухаммед имел в виду уничтожение распространившегося среди арабов идолопоклонства и восстановление и утверждение веры в Бога единого, Бога Аврамова» , – говорит еп. Александр (Светлаков). Что показывает нам объективную причину формирования исламской культуры, постулирующей единственность Бога в противовес широко практиковавшемуся в то время среди восточных народов идолопоклонству.
Сущность мусульманского учения о Боге заключается в следующем: нет иного Бога, кроме Аллаха (Бога единого). «Скажи: Он – Бог Единый, Вечный. Он не рождал и не рожден; равного Ему кого-либо не бывало» (Коран 112, 1-4). «Нет другого достопокланяемого, кроме Его, живого, присносущего. Его не объемлет ни дремота, ни сон; в Его власти все, что есть на небесах и на земле» (Коран 2, 256). Из этого можно сделать вывод, что основной концепцией ислама является существование одного единого Бога. Также немаловажно заметить, что величие и совершенство существа Божия в Коране изображается светлыми и возвышенными чертами, что можно заметить в следующих сурах: «Кто может предстательствовать пред Ним без Его изволения? Он знает, что пред ними и что позади их: они постигают мудрость Его только в той мере, как Ему угодно. Престол Его обширнее небес и земли, и хранение обоих их не есть для Него бремя, потому что Он высок, могущественен» (Коран 2, 256). «Бог знающий и сокровенное и открытое; Он милостив, милосерд… Он царь, святой, мироправитель, верный, защититель, сильный, могущий, превознесенный…» (Коран 59, 22-24). «Бог есть свет небес и земли. Свет Его подобен светильнику в стене: светильник в стеклянном сосуде; стеклянный сосуд блистает как звезда. В нем горит благословенное дерево маслина, какой нет ни на востоке, ни на западе; елей в нем загорается почти без прикосновения к нему огня. Свет к свету! Бог ведет к своему свету, кого хочет. Бог вразумляет людей сравнениями. Бог всеведущ» (Коран 24, 35). «Ему поклоняется все небесное и земное» (Коран 13, 16). «Ангелы и гении, солнце, луна, звезды, горы, деревья и животные» (Коран 7, 205; 51, 56; 22, 18). И в таком тоне продолжается повествование Корана, вызывая нередко в сознании человека возвышенные представления о Боге. Редко встречается глава, не содержащая высказываний о могуществе, милосердии или о единстве Бога. Наименования Бога милостивым и милосердным также постоянно употребляются в Коране и часто встречаются в разных сурах. Даже каждая глава начинается со слов: «во имя Аллаха милостивого, милосердного!». Можно было бы отметить, что тем самым основатель ислама небезосновательно старался вселить своим последователям веру в благость и милосердие Божие. «Нет сомнения, что он добивался этого под влиянием высоконравственных идей христианства, чтобы так или иначе смягчить суровый взгляд на Бога древних арабов» , – пишет К. В. Меркурьев. Немаловажно также отметить, что Коран описывает Бога как существо справедливое по своей природе, что часто встречается в разных сурах, например: «Он наилучший из судей» (Коран 7, 85). «Он не сделает никому обиды и на вес одной пылинки» (Коран 4, 44). «Кого захочет Бог оправдать, те не будут обижены на толщину плевы на финиковой косточке» (Коран 4, 52). «Слово Господа совершенно по истинности и правде» (Коран 10, 69; 31, 6; 33, 117; 24, 25) и т. д.
Первостепенное и существенное значение в Коране придается учению об именах Божиих, которые называются прекрасными (хусна) (Коран 7, 179). По преданию, прекрасных имен Бога девяносто девять, по числу которых набожные мусульмане имеют на своих четках (тасбих) девяносто девять шариков . Но, указывая на предания, мусульмане не ограничивают своих богословских сведений знанием только 99-ти имен Бога, и некоторые из их ученых доводят полное число прекрасных имен до тысячи одного, а то и больше. В значительной мере это проявляется и в том, что мусульмане, оценивая свои познания о Боге, любят начинать свою речь указанием на число известных им имен как на признак своего обширного познания о Нем. «Имея у себя список прекрасных имен Божиих, татарин-мохаммеданин смотрит на него как на залог, обеспечивающий за ним права на особенную к нему милость Бога» , – говорит Г. Саблуков. Сверх того, мусульмане каждому имени Божию приписывают особенную целебную силу для человека, исцеляющую душевные и телесные его болезни с тем условием, если желающий будет правильно использовать его обрядовую последовательность, повторяя известное имя Божие в определенное время и положенное число раз .
По мусульманскому учению у Бога кроме Его прекрасных имен есть еще Его вечные свойства, имеющие основания в самом Его существе, которые не являются существом Божиим и неотделимы от существа Божия, но они ни что иное, как простые проявления сущности, которые вместе с нею составляют одно нераздельное и самостоятельное целое. И эти свойства Божии мусульмане разделяют на положительные и отрицательные. Положительных свойств Божиих они насчитывают восемь. К ним относятся: жизнь-вечность, всеведение, всемогущество-всевластие, видение, слух, воля, слово и творчество. Отрицательные же свойства Божия исключают все в Нем ограниченное.
В заключение еще раз хотелось бы подчеркнуть, что «Догмат о едином Боге есть единственный догмат в Коране, самым определенным образом формулированный и в самых ясных чертах выраженный» . Это видно и из слов муфтия Равиля Гайнутдина, который дает следующее определение: «Основа каждого догмата и их единства - это вера в Единственного Истинного Бога – милостивого и милосердного Аллаха» . (см. Коран 4, 51-116).

Остроумов Н. П. Исламоведение (Догматы Корана). М., 1916. С 44.

Александр (Светлаков) еп. История иудейства в Аравии и влияние его на учение Корана. Казань, 1875. С. 114.

Меркурьев К. В. Руководство к изложению догматического и нравственно-практического учения мухаммеданства. Оренбург: Губернская типография, 1912. С. 27.

Остроумов Н. П. Исламоведение (Догматы Корана). М., 1916. С 33.

Саблуков Г. Сличение мухаммеданского учения о именах Божиих с христианским о них учением. Казань, 1872. С 13.

Саблуков Г. Сличение мухаммеданского учения о именах Божиих с христианским о них учением. Казань, 1872. С 22.

Меркурьев К. В. Руководство к изложению догматического и нравственно-практического учения мухаммеданства. Оренбург: Губернская типография, 1912. С. 31.

Гайнутдин Р. Он назвал вас мусульманами. М. 2005. С. 3.


Полемический разбор мусульманского учения о Боге

Прежде чем приступить к основному вопросу, стоит обратить внимание и на то, при каких обстоятельствах возник ислам, и что явилось причиной его появления.
Что побудило религиозного реформатора VII века проповедовать веру в единого Бога? История нам ясно показывает, что до VII века по Р. Х. на Аравийском полуострове широко практиковалось многобожие и идолопоклонство.

Боги Древней Аравии идентифицировались с богами халдеев. У северных арабских племен даже встречались культы, идентичные культам ханаанских, сирийских и вавилонских племен. Преобладающее значение в религии арабов также имел сабеизм – почитание светил . Но, как было сказано выше, среди широко распространившегося в народе того времени идолопоклонства, были люди, признававшие единство Бога и желавшие утвердить веру в Него. Это видно и из того, что идея о единобожии существовала и до Мухаммеда. Но «Мухаммед, как возобновитель веры Авраама, сосредоточил всю нить своих реформаторских помыслов на замене религиозного партикуляризма одною идеею единобожия, пред которою преклонились все миры и народы» . Идея же единобожия, с другой стороны, приобретала силу против доминирующего в то время среди арабского населения идолопоклонства. Еп. Александр (Светлаков), не раз останавливая свою мысль на значении идолопоклонства и видя в нем одну из побудительных причин возникновения ислама, пишет: «Мухаммед прежде всего стал вооружаться против языческих верований, старался искоренить идолов, чтобы таким образом приготовить удобную и восприимчивую почву в сердцах арабов для новой религии» . Это видно и из того, что в Коране во многих местах можно встретить весьма сильные и резкие обличения идолослужения (Коран 4, 116-117; 7, 190-196).
Следовало бы отметить, что, сформировавшись в атмосфере духовного господства на Ближнем Востоке библейской традиции, будучи связан с нею через монотеизм, ислам одновременно постулировал и свое отличие. Мухаммед возвел происхождение собственного единобожия исключительно к Аврааму. Но, утвердив через Авраама преемственность по отношению к иудео-христианскому монотеизму, основатель ислама противопоставил свою веру вере иудеев и христиан . Это видно из того, что Мухаммед отверг божественное достоинство Иисуса Христа и веру в Святую Троицу. Причиной же неприятия христианских догматов Мухаммедом послужило отчасти его поверхностное знание основ христианского вероучения, что заметно при чтении текста Корана. «Мухаммед не понял и не умел понять во всей полноте и чистоте самой первой истины веры, это яснее всего открывается из того, что он не уразумел сущности и высоты истинного христианского учения о Боге Триедином, приписывая христианам в этом отношении небывалые верования» , – пишет в своем сочинении студент Казанской Духовной Академии П. Раев.
Рассматривая более подробно мусульманское учение о Боге, мы встречаемся с очевидным фактом его несамостоятельности и зависимости от иудейского и, отчасти, христианского учения. Все имена и свойства, приписываемые мусульманами на основании Корана Богу, упоминаются в священных книгах иудеев. Представления же о Боге как о милосердном, любящем и всепрощающем существе, упоминаемые в Коране, мы не раз встречаем в Евангельском повествовании . При внимательном чтении Корана невольно замечаем, что указанные нравственные свойства Божии как-будто мало гармонируют с общим впечатлением на душу читателя своими действиями и словами, и являются, строго говоря, чем-то отрывочно-случайным и как бы насильственно-навязанным . Также представления Бога в Коране не вызывают в читателях чувства благоговения, как к милосердному и благому, чадолюбиво пекущемуся о своем создании. Напротив, чуть ли не в каждой главе встречаются всевозможные прещения и угрозы, осуждения и проклятия неверным людям. По словам голландского пастора Гаури, Коран наилучше говорит только о превосходстве Бога над всякою тварью . Гораздо слабее изображаются нравственные совершенства Бога. Н. П. Остроумов пишет: «Как ни много тут речей о правосудии Божием, Его гневе в отношении к любви, ни отречения от себялюбия и даже человеческих недостатков. Ни в святости, ни в любви Его нет правосудия. По отношению к безбожникам любовь не участвует на суде Его. По отношению же к верующим, Ему не достает святости, которая не может любить ничего нечистого» . Таким образом, Бог, описанный в Коране, производит на нас впечатление восточного деспота, произвольно владычествующего над миром и дающего жестоко чувствовать свой гнев врагам своим и осыпающий благодеяниями своих рабов. Вследствие такого взгляда на Бога в Коране приписано Ему много человеческого .
Признавая Бога одновременно святым и справедливым, не свойственно было бы назвать Его и хитрым, что не раз встречается в разных сурах. «Вот неверные ухитряются против тебя, чтобы заключить тебя в оковы, или убить тебя, или изгнать тебя: они ухищряются, и Бог ухищряется; но Бог – самый искусный из хитрецов» (Коран 8, 30). «Они хитрили, и Бог хитрил; но Бог – самый искусный из хитрецов» (Коран 3, 47). «Скажи: Бог быстрее всех в ухищрениях» (Коран 10, 22). «Хитрость во всей своей полноте у Бога» (Коран 13, 42). «Такие наивно грубые изречения в святой книге неуместны» , – пишет Н. П. Остроумов. В списках прекрасных имен Божиих встречаются такие имена Божии, как «внешний», «внутренний» и даже «вредный» и «полезный». Конечно, мусульмане могут объяснить вредность и хитрость Божию в переносном смысле, а не буквальном. Но не нужно забывать при этом и того, что в языке очень много слов и каждое из них имеет свое собственное значение .
Также следовало бы отметить, что идея единства Божия тесно связана с мусульманским учением о предопределении, о чем мы будем говорить более подробно в следующей главе. Мухаммед учил, что Божие предопределение простирается на все творение. Для каждого народа предопределен срок жизни, и для каждого человека время его смерти уже определено и записано в «Небесной книге». Предопределено бытие всех существ, и место жительства зверей. Все мировые бедствия предопределены еще до сотворения мира. И вообще с человеком бывает только то, что предопределено Богом. Согласно предопределению, Бог наказывает и погубляет грешников: все во власти Бога . Это показывает нам, что при таком фаталистическом взгляде на предопределение, простирающееся на каждое творение, отнимается их свобода и личные заслуги перед Богом и унижается их особое предначертание. Православное же учение не принимает такого понимания предопределения и говорит нам лишь об условности предопределения. Бог, любящий Свое творение, не отнимает ни у кого свободной воли, предоставляя свободно выбрать добро или зло, что говорит нам о совершенстве Божием и Его совершенной любви к Своему творению.
По учению ислама, всемогущий Бог, обладая беспредельною полнотою духовных совершенств, вместе с тем представляется совершенно недосягаемым и отрешенным от мира. Ни Бог, не унижая своего божества, не может снизойти до условий тварного бытия, ни тварь никогда не может возвыситься до неприступного Божьего света. Между Богом и конечным миром находится вечная непроходимая пропасть. Эта невозможность единения между Богом и человеком подтверждается не только религиозным сознанием последователей монотеизма, но и оправдывается чисто метафизическими основаниями. Но христианство говорит нам, что эта преграда была разрушена Самим Господом Иисусом Христом. Апостол Павел пишет: «Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3, 16). По сверхъестественному откровению Божьему Новый Завет говорит о Христе, что «в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол.2:9). Ибо Он Тот, в «Котором слились все священные тайны неба и все печальные тайны земли… Все небесное потустороннее, метафизическое, Божественное достигло в Нем своей земной, посюсторонней, физической реальности. Благодаря Ему невидимое стало видимым, небесное земным. Божественное – человеческим, потустороннее – посюсторонним, трансцендентное – имманентным» . Но Мухаммед не принял Христа как Бога, и тайну боговоплощения отверг, признавая во Христе лишь достоинство пророка. Однако, отвергая божественное достоинство Христа и спасительную Его миссию, простирающуюся на все человечество, основатель ислама лишил себя самого главного, самого драгоценного, Того, Который дал бы ему истину о Боге во всей её полноте.
Мусульмане представляют Бога абсолютно единым (единичным), т.е. одиноким. Такое понятие о Нем предполагает, что бесконечное существо заключено в одном себе, исключительно действует в своем «я», показывая при этом Свою ограниченность. Но все эти недостатки, проистекающие из учения о Боге как абсолютно едином, устраняются христианским догматом о Пресвятой Троице. «Из христианского учения мы узнаем, что Бог есть не абстрактное, самозамкнутое единство высочайших свойств бытия, а живая личная сила, обладающая полнотою собственной жизни, образуемой вечными взаимоотношениями трех Божественных лиц: Отца, Сына и Святого Духа» . Догмат Святой Троицы открывает для нашего разума тайну неисследуемой глубины Божественного Существа и Его внутреннюю жизнь. Это видно и из слов преподобного Иустина (Поповича), который, раскрывая его во всей полноте, говорит следующими словами: «Учение о Святой Троице составляет совершенное учение о Боге, совершенное богословие; в этом заключается и полнота богопознания, и полнота спасения. Святая Троица есть во всем, в Ней вся истина, вся жизнь, весь путь, вся вечность» .

Путеводитель // Обзор религиозной философии ислама. Сибирская Благозвонница М., 2004. С 564.

Череванский В. Мир ислама и его пробуждение. СПб., 1901. Ч 2. С. 1.

Александр (Светлаков) еп. История иудейства в Аравии и влияние его на учение Корана. Казань, 1875. С. 115.

Шевченко А. Г. Ислам и Христианство // Исторический опыт и перспективы содружества. М., 2004. С. 14.

Раев П. Признаки истинности православного христианства и лживости мухаммеданства. Казань, 1875. С. 144.

Меркурьев К. В. Руководство к изложению догматического и нравственно-практического учения мухаммеданства. Оренбург: Губернская типография, 1912. С. 36.

Там же. С. 27.

Остроумов Н. П. Исламоведение (Догматы Корана). М., 1916. С. 39.

Там же.

Хомутов П. Ислам в его влиянии на жизнь его последователей. Ташкент 1893. С. 70.

Остроумов Н. П. Исламоведение (Догматы Корана). М., 1916. С. 37.

Меркурьев К. В. Руководство к изложению догматического и нравственно-практического учения мухаммеданства. Оренбург: Губернская типография, 1912. С. 41.

Остроумов Н. П. Исламоведение (Догматы Корана). М., 1916. С. 64.

Прп. Иустин (Попович). Собрание творений. М., 2006. Т 2. Ч .2. С. 305.

Меркурьев К. В. Руководство к изложению догматического и нравственно-практического учения мухаммеданства. Оренбург Губернская типография, 1912. С. 44.

Прп. Иустин (Попович). Указ. соч. С. 111.


СМ ТАКЖЕ Мусульманское учение о Боге

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.


Защитный код
Обновить

   
   

   

Последние комментарии

Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz