О нас  

   

Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Мария Волкова  Максим Ивлев, представитель Союза Православных Граждан Казахстана в Санкт-Петербурге, член Союза журналистов России.

Среди плеяды замечательных писателей и поэтов, вынужденных покинуть Россию после установления в ней коммунистического режима, совершенно особо стоит имя талантливой поэтессы Марии Волковой, чье творчество, до сих пор, почти неизвестно ее соотечественникам. Человек интересной и трагической судьбы, она окончила свои дни далеко от воспетых ею сибирских и семиреченских гор и степей и оставила после себя несколько сборников прекрасных стихотворений.

Лирика Марии Волковой в лучших ее творениях, приближается к вершинам того, что впоследствии было назва¬но "белогвардейской" поэзией. Здесь она стоит в одном ряду с Александром Вертинским, Зинаидой Гиппиус и Мариной Цветаевой, а некоторые ее вещи, как, например, стихотворение "Дон", и прямо перекликается с одноименным произведением последней.

"Певцом казачьей доблести, скорби и неизбывного горя" назвал Марию Волкову известный писатель и военачальник генерал П.Н.Краснов. Острая потребность излить всю боль израненной братоубийственной войной души, заглушить гнетущую тоску по Родине, по погибшим родным и близким заставила ее взяться за перо. И выбор этот не был напрасным, хотя, казалось, вся ее предыдущая жизнь не предвещала вступления на литературную стезю...

Мария Волкова родилась 2(15) октября 1902 года в Западной Сибири, в семье офицера Сибирского казачьего войска Вячеслава Ивановича Вол-кова. Мать ее была уральская казачка из старого рода Толстовых. Единст-венный ребенок в семье, Маша почти все детство провела в Семиречье, в городе Джаркенте, на самой границе с Китаем, где нес службу ее отец. Относительно спокойная жизнь резко прервалась летом 1914 года, с на-чалом Первой Мировой войны. Отец уходит на фронт, а Маруся с матерью остается дома, ожидая писем и с напряжением читая сводки с театра воен¬ных действий. Возвратившись в конце 1917 года в Сибирь, уже командующим полком и Георгиевским кавалером, отец застает на родине влады¬чество большевиков и тут же включается сперва в подпольную, а затем и в открытую вооруженную борьбу с ними. Бурная деятельность полковника В.И. Волкова приводит к власти в Омске адмирала Колчака в ноябре 1918 года. Колчак производит Волкова в генералы и направляет на самые от¬ветственные участки фронта и тыла. И все это на глазах рано повзрос¬левшей Марии.

Она выходит замуж за офицера 7-го Сибирского полка Александра Эйхельбергера и страшной зимой 1919-1920 года отправляется с ним в Ледяной Сибирский поход. Пережив все ужасы отступления через заснеженную тай¬гу, она теряет в этом походе своего первенца - дочь. В феврале 1920 года в лесу за Иркутском, оказавшись окруженным большевиками, выстрелом из револьвера заканчивает свою жизнь ее отец, доблестный казачий ге¬нерал Волков.

Марии удалось выжить в этом героическом походе, впоследствии воспе¬том в ее стихах... После многих мытарств, вместе с мужем она попадает в Китай, а затем им удается перебраться в Европу. Поселившись в да¬лекой и чужой ей Литве и немного устроив быт, Мария Вячеславовна на¬чинает писать. У нее рождаются еще дети - сын и дочь. В 20-е годы, в различных эмигрантских журналах начинают появляться ее стихи, а за¬тем выходят и отдельные сборники.

В 1934 году, в Харбине выходит объемистая книга - "Сибирский казак. Войсковой юбилейный сборник Сибирского Казачьего Войска. 1582-1932", где наряду с множеством других писателей и поэтов, Мария Волкова опубликовала свои стихотворения и прекрасные очерки в прозе, посвященные Джаркенту, Тышкану, Верному и Кокчетаву. В 1936 году, там же, в Харбине, она выпускает прекрасный сборник стихов "Песни Родине".

В декабре 1937 года, в Париже, был организован "Кружок казаков-литераторов", куда в числе многих других поэтов казачьего Зарубежья вошла и М.В. Волкова. В это время ее стихи часто публикует журнал "Станица" (Франция).

Прожив около десяти лет в литовском городе Волковыске, Мария вместе с мужем перебирается в Гейдебрух (Восточная Пруссия), где их застает грозное время Второй Мировой войны. Война - не самое лучшее время для занятий по¬эзией. В это время закрылось множество издательств, прекратился выпуск га¬зет и журналов и голос Волковой почти не слышен. В конце войны семья Марии эвакуируется в Геммингштедт в Голштинии, а затем перебирается в дерев¬ню Оттерсвейер, близ Баден-Бадена, где она вместе с мужем и провела оста¬ток жизни.

В начале 50-х годов, словно набирая силу после временного затишья, вновь начинает звучать голос Марии Волковой. Ее стихи опять появляются на стра¬ницах новых и возрожденных после войны старых изданий.

В 1972 году умирает ее муж Александр Эйхельбергер. Уже тяжело больная сердечным расстройством Мария Вячеславовна хлопочет об издании книги, где была бы собрана ее поэзия за все время ее работы. Ей обещает помочь Фаб¬рициус, издатель журнала "Современник" в Канаде, но по тем или иным при¬чинам у него ничего не выходит. Она начинает писать воспоминания обо всей своей жизни со многими несчастьями и испытаниями, и конечно продолжает пи¬сать стихи.

Скончалась поэтесса 7 февраля 1983 года. Последний сборник ее стихов, выпущенный уже ее дочерью, вышел в Мюнхене в 1991 году. Так и остались неопубликованными ее воспоминания, один экземпляр которых до сих пор хра¬нится у русского писателя и литературоведа Владимира Рудинского (Париж) и еще ждет своего издателя и читателя.

Чем путь трудней - тем выше будет честь! 

Пускай горька недопитая чаша! 

При нашей бедности у нас богатство есть: 

То, что прошло - неотторжимо наше! –

писала когда-то Мария Вячеславовна Волкова, с честью прошедшая тернистый путь жизни и до конца своих дней сохранившая верность своим идеалам и сво¬ему прошлому. Теперь ее поэзия медленно и постепенно возвращается в Россию, возвращается творчество большого поэта и человека с благородной душой, и данная подборка стихов еще один маленький шаг на пути к этому возвращению.

Мария Волкова

 

Мать

Ощущенье сладкого покоя, 

Безопасности и теплоты 

Каждый раз овладевало мною, 

Если надо мной склонялась ты. 

Кто мне был тогда дороже, 

Ближе, и понятней, и родней? 

Думалось: ничто грозить не может 

Под защитой ласковой твоей! 

Слов твоих давно уже не помню, 

Но твой голос все звучит, звучит, 

И от милых глаз твоих светло мне 

В самой темной горестной ночи.

Мы с тобой недолго были вместе, 

Но живу еще твоим теплом, 

Хоть никто меня не перекрестит, 

Как бывало в детстве, перед сном.

 

Казачка 

 

Горько сжаты поблекшие губы. 

Мутен взгляд много плакавших глаз. 

Руки темные сухи и грубы. 

И бесстрастно лицо: напоказ... 

 

Целый день - маета и работа, 

Что бы дом и детей поддержать, 

А печальные думы - без счета 

Не дают по ночам отдыхать. 

 

Ломит голову, будто в горячке, 

Снятся страшные, вещие сны... 

Тяжела же ты, доля казачки -

Не вдовы, а безмужней жены! 

 

Тошно ей: опустела станица, 

Стал далеким привычный мирок. 

Косо смотрят враждебные лица, 

Слышен часто ехидный намек! 

 

Письма издали кратки и редки, 

И тревоге ее нет конца. 

Год за годом проходит - 

уж детки Плохо помнят родного отца... 

 

Но она не забудет скитальца! 

Жутко ей, словно в темном гробу... 

И дрожащие женские пальцы 

В крестном знаменьи жмутся ко лбу. 

 

И молитва звучит, как рыданье: 

«Боже! Милость Твоя велика, — 

Пощади моего казака, 

Сократи ему время изгнанья».

Январь 1930

 

Знак избранных 

 

Беленький крестик на ленте двойной, 

Скромной, оранжево-черной, 

Знак, издавна освященный войной, 

Символ отваги упорной. 

 

Беленький крестик, звезда впереди, 

Вечная греза солдата — 

Как он красив на широкой груди 

В битве заслуженный свято. 

 

Четко изящен и вместе суров, 

Горд и исполнен печали — 

Как он отличен от всех орденов, 

Пестрых эмблем из эмали!..

 

Да и не цвет ли Российской Земли 

Те, кем заслужен Георгий, 

Раз они жизнь Ей без слов принесли 

В самозабвенном восторге.

 

Пусть же День Храбрых, как праздник пройдет 

В нашем безвременье сером! 

Белому крестику вечный почет, 

Слава — его кавалерам!

«Часовой»

 

 

* * *

Нам потом позавидуют внуки -

Очевидцам невиданных дел.

Но как много безвыходной муки

Нам, о Боже, досталось в удел.

 

Захлестнуло нас бурною новью,

Закружило в порывах стихий,

Мы платили горячею кровью

За несмытые чьи-то грехи.

 

Гибло всё. Полыхали пожары.

Старый мир отходил в небытье...

Мы сражались безумно и яро

Не за жизнь, а за имя свое!

«Вестник Первопоходника» № 79-81, 1968

* * *

Сколько лет протекло

С той поры, как ушли мы оттуда!

Сколько всех на пути - 

Дорогих одиноких могил!

Мы молились тепло,

Мы молились и верили в чудо!

Но покоя найти

Нам до времени Бог не судил!

Не заставит никто

Разлюбить, что нам мило и свято,

Позабыть наш уклад,

Наши песни родные забыть.

И обычай простой -

Всюду крепко стоять брат за брата -

Каждый горд, каждый рад

До конца своих дней сохранить.

 

Дон

Есть напевы, есть воспоминанья, 

Звуки слов, и шорохи и сны, 

Что волнуют нас очарованьем, 

Скрытого волнения полны. 

Далеко моя осталась юность, 

Но с тех пор, как колокольный звон, 

Некие таинственные струны 

Задевали в сердце слово - Дон. 

Отчего? Я даже не соседка, 

И донской воды я не пила! 

Но в крови - чрез кровь забытых предков -

Память о минувшем залегла... 

Жили три столетья с половиной 

Прадеды и деды в том краю, 

Где перед исходом на чужбину 

Провела я молодость мою. 

Север мой... Его ли позабуду? 

Юг забыли родичи мои, 

Но пришли - пришли они оттуда, 

Из придонской солнечной земли! 

Потому, как вечное наследье, – 

Через даль просторов и времен – 

Полновесной колокольной медью 

Остается в сердце слово Дон!

«Русская Жизнь», Сан-Франциско, 9.1.1991

 

Казаку отцу

 

...Твой образ всегда предо мной, как живой, 

Безумно любимый отец. 

За что тебе послан жестокой судьбой 

Такой беспощадный конец?

 

Ты Родину свято и верно любил

И жертв для нее не считал, 

Ты верой в ее возрождение жил, 

Но гибель ее увидал... 

 

Былъ стоек и храбр в неустанной борьбе 

В тяжелые злые года, 

Но жизнью играя, ты лавров себе 

Не ждал, не искал никогда.

 

Заветы казачьи ты крепко хранил, 

В бою был всегда впереди 

И дерзкой отвагой с лихвой заслужил 

Свой беленький крест на груди.

«Песни Родине», Харбин, 1936

Комментарии   

дима
+6 #1 история нашего казачествадима 08.03.2016 16:57
Слава Богу ,что есть люди,неравнодуш ные к истории Российской Империи.
Цитировать

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.


Защитный код
Обновить

   
   

   

Последние комментарии

Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz