О нас  

   

Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Город Верный Автор: Краевед Н.Букетова

Все алматинцы знают магазин «Кызыл тан», что стоит на бывшей Торговой улице (ныне проспект Жибек жолы). Есть в нем что-то такое, что заставляет нас восхититься: до чего же красиво!

Эти кружевные деревянные карнизы и фигурные столбики на фронтонах, чешуйчатое покрытие шатрового купола, который венчает небольшой шпиль. Одним словом, не магазин, а  терем-теремок. 

До революции этот магазин принадлежал богатейшему купцу г. Верного Исхаку Габдулвалиеву. В энциклопедии «Алма-Ата» за 1983 год читаю: «…это здание является памятником архитектуры начала ХХ века и построено в 1912 году по проекту Андрея Зенкова для крупного купеческого магазина».

Работая над книгой по истории города Верного, я просмотрела сотни дел, сделала большое количество выписок, копий документов. Связь с людьми из прошлого стала почти  осязаемой. Не обошлось и без маленьких открытий. Вот одно из них.

Передо мной лежит документ, а именно, заявление Ташкентского 1-й гильдии купца Исхака Габдулвалиева в Верненскую городскую управу: «Представляя при этом проект в двух листах на постройку магазина на принадлежащем мне месте № 441, имею честь всепокорнейшее просить управу оный утвердить и постройку мне разрешить».

Смотрю план селитебной части г. Верного, нахожу усадебное место под № 441 – да, это как раз то самое место, где находится магазин «Кызыл тан». Пока все совпадает. Документ датирован 19-м  августа 1895 года. Сразу возникает вопрос: как же так, разрешение на постройку магазина получено в 1895 году, а построен он якобы только в 1912 году? Что-то не верится, чтобы так долго, целых 17 лет, Исхак Габдулвалиев строил магазин.

Эта дата, 1912 год, вызывает у меня  все большее сомнение. А тем временем в мои руки попадает «Дело по обвинению купца Исхака Абдулвалиева в нанесении оскорбления городскому архитектору Гурдэ». Начато – 15 мая 1901 года, окончено – 29 июля 1904 года. Кстати, с фамилией купца происходит странная метаморфоза: в какой-то момент Абдулвалиев, а также Абдул-Валиев становится все-таки Габдулвалиевым.

Я же буду в дальнейшем называть его Габдулвалиевым – мне так привычнее.

Суть дела изложена в обвинительном акте, составленном 15 июня 1901 года прокурором Верненского окружного суда Шмурло. Дело рассматривалось Верненским окружным судом под председательством А.К. Колоколова 13 июля 1901 года. 

«В марте 1901 года приставом 1-й полицейской части города Верного Коткиным (по устному заявлению Гурдэ) было возбуждено у мирового судьи 1-го участка Верненского уезда уголовное преследование против купца Исхака Габдулвалиева по обвинению последнего в постройке дома в г. Верном без установленного плана. Названным мировым судьей было дано Коткину поручение произвести при участии сведущего лица осмотр дома Габдулвалиева. 

15 мая, пригласив верненского городского архитектора Гурдэ в качестве эксперта, Коткин приехал на место постройки и вызвал туда Габдулвалиева, предупредив последнего о цели его вызова. Увидев Гурдэ, Габдулвалиев, возвысив голос, спросил его: «Что тебе надо?» Гурдэ ответил: «Позвольте план». Передав план, который  был  составлен им после возбуждения вышеупомянутого уголовного преследования, Габдулвалиев стал кричать, обращаясь к Гурдэ: «Что, тебе деньги нужны? Я тебе покажу! Больше архитектором не будешь! Что такое – Гурдэ? Наш (т.е. – я) больше тебя. Это тебе не Россия – составлять протоколы. Двести домов покажу, которые построены по плану, сделанному Гурдэ неправильно! Городскому голове строить можно, а мусульманам нельзя! Их давить нужно, но они покажут. Меня на свете не будет, а ты не будешь архитектором!»   

Затем Гурдэ и полицейский пристав отправились в канцелярию последнего для составления акта осмотра дома. Туда же явился Габдулвалиев и в присутствии названных лиц, а также помощника полицейского пристава Гилева и мещанина Титова стал кричать: «Гурдэ нечестный, неправильный человек… Я ему 100 рублей дал и еще 100 послал с русским приказчиком, а он не принял – ему 1000 рублей надо! Я ему покажу! Габдулвалиев богатый! Возьмешь 1000 рублей, возьмешь!» 

Я не буду утомлять вас пересказом всего уголовного дела, и, забегая вперед, сообщу, что Верненский окружной суд определил: « На основании статей Уложения о Наказаниях 2 ч. 286, 41, 84 Ташкентского 1-й гильдии купца Исхака Габдулвалиева, 58 лет, подвергнуть денежному штрафу в размере ста рублей, а при несостоятельности – аресту на один месяц и 1 ч.286, 3-й степ.38, 135 – заключить в тюрьму на три месяца… Судебные по делу издержки взыскать с подсудимого Габдулвалиева…» 

Однако Правительствующий сенат своим указом от 3 октября 1903 года  определил: «За неправильным применением  ст. 286 и за нарушением 1ст. Уложения о Наказаниях приговор… отменить со всеми последствиями». 

 Итак, конфликт нашел какое-то свое разрешение, но вот что же послужило его главной причиной?

 Мне кажется, что разгадка заключается в следующих словах Гурдэ: «…Теперь я должен оговориться. Лет пять тому назад Габдувалиев обратился ко мне, как к частному человеку, составить ему план постройки магазина и наблюдать за этой постройкой. Я согласился, за что получил сто рублей. Плата эта была крайне  незначительна, но я не возбуждал вопроса, так как с Габдулвалиевым тогда я не заключал письменного условия и входить впоследствии из-за этого в пререкания не хотел. 

 Спустя несколько лет Габдулвалиев, через своего приказчика Пестова, опять обратился ко мне с однородной же просьбой, но я тогда категорически отказался, находя невыгодным для себя иметь с Габдулвалиевым дела.     Ныне, в этом году, Габдулвалиев через приказчика своего Ботвина обратился ко мне уже как к городскому архитектору за разрешением построить лавку при мечети.  В этом я ему отказал, так как постройка лавки в этом месте противоречила  строительным правилам, а именно 353 ст. Устава строительного. Габдулвалиев через Ботвина продолжал настаивать на своем и как-то раз Ботвин, придя ко мне, положил передо мною пакет. «Что это такое?» - спросил я. «Хозяин просит Вас принять в счет платы за постройку магазина пять лет тому назад», - был ответ. Я счел все это за взятку со стороны Исхака  и отказался категорически от всех дел с ним.

Очевидно, Габдулвалиев, оскорбляя ныне меня фразами о каких-то ста рублях и моем отказе от этих денег, имел в виду именно эти первые мои счеты с ним и мой отказ принять пакет, предложенный мне Ботвиным…» 

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого в оскорблении на словах  городского архитектора Гурдэ, находящегося при исполнении служебных обязанностей, Габдулвалиев не признал себя виновным в этом преступлении. При этом обвиняемый объяснил: «...что уже давно сердится на Гурдэ, который еще пять лет тому назад строил ему магазин, но потолки последнего оказались низкими, а когда он  обращался впоследствии к Гурдэ через приказчика с просьбой перестроить магазин, тот наотрез отказался, говоря: «И за 1000 рублей не возьмусь…»

Что же получается: и тот и другой говорят об одном и том же факте, имевшем место пять лет тому назад. Рассматриваемые мною события, т.е. допросы того и другого проведены 17 мая 1901 года.         

Итак, вот оно!.. Начинаю сопоставлять даты и факты. Разрешение на постройку магазина Габдулвалиев получает в конце 1895 года, в 1896 году Гурдэ строит ему магазин, что вполне реально по срокам. Прибавим   к 1896 году пять лет и получаем искомый 1901 год, в котором и происходили описываемые события. Произведя несложные подсчеты, прихожу к выводу, что магазин, когда-то принадлежавший И.Габдулвалиеву, а ныне известный как магазин «Кызыл тан», проектировал и строил в 1896 году городской архитектор П.В.Гурдэ.

В этом деле есть еще один интересный момент. Заявление Габдулвалиева в Верненскую городскую управу  написано… рукой самого П.В.Гурдэ, что неопровержимо доказывает справедливость моих суждений и выводов.

И все же как человек всегда сомневающийся один процент я оставляю на свои сомнения. Необходимо найти еще один документ, а именно сам проект магазина «в двух листах», как писал в своем заявлении в городскую управу Габдулвалиев. Из своего опыта работы с такими документами я знаю, что чаще всего к заявлениям такого рода прилагались и проекты. В данном случае в деле самого проекта нет, а только переписанная секретарем надпись на проекте: «1895 года августа 14 дня настоящий проект как удовлетворяющий требованиям Устава строительного Верненской городскою управою утверждается». Так что поиск продолжается.

Это было очень запутанное дело, но когда я сопоставила все даты и факты, то все замечательно сошлось. Все, кто отстаивает другую точку зрения, не могут представить ни одного факта, ни одного документа. Даже то, что не сходятся даты приезда Зенкова  в Верный (1898г.) и дата постройки магазина (1896г.)  - их не смущает. Но есть и прогресс:   некоторые авторы  уже осторожничают, когда пишут об авторстве этого здания. Если уж идти на поводу у тех,  кто настаивает только  на авторстве Зенкова, то я думаю, что уже после отъезда Павла Гурдэ из Верного в 1910 году здание могли реставрировать, добавить все эти архитектурные изыски, что видим  мы сейчас. 

В свое время Исхак Габдулвалиев добивался от П.Гурдэ перестройки магазина, но отношения у них, к этому времени, настолько были испорчены, что Гурдэ наотрез отказался: «…и за тысячу рублей не возьмусь!» Потому-то годом постройки называют 1912 год – это мог быть год реставрации магазина и  это мог сделать  Зенков.  Что ж, версия хорошая  и она  имеет право на существование.

 

В этом деле есть еще один любопытный документ, который наводит на определенные размышления.

Господину прокурору Верненского окружного суда:

«В моем производстве находится дело по обвинению Ташкентского 1-й гильдии купца Исхака Габдулвалиева по 1ч. 286 ст. Уложения о Наказаниях в оскорблении Верненского городского архитектора Гурдэ при исполнении последним служебных обязанностей.

Вчера, 21 мая, в 9 часов утра Габдулвалиев явился ко мне на дачу и объяснил мне, что  он желает переговорить со мной относительно означенного дела. Я заявил ,что все деловые разговоры у меня происходят в камере, но не на частной квартире. Габдулвалиев, тем не менее, продолжал настаивать на своем, говорить мне о том беспокойстве, какое причиняет ему данное дело и, наконец, подсев ко мне поближе (оба мы сидели на веранде), вполголоса сказал мне: «Дам пять тысяч и пять тысяч после окончания дела». 

Я прогнал после этого Габдулвалиева, и последний, уходя, несколько раз  произнес: « Извините».

Здесь я должен оговориться. Габдулвалиев произнес слова с туземным акцентом, ввиду чего я не могу положительно утверждать, было ли произнесено слово «тысяч» или «сот», тем более что указанная выше фраза им была произнесена вполголоса. 

Во всяком случае, я категорически утверждаю тот факт, что Габдулвалиев предложил мне взятку за благополучное направление дела в его пользу.

Об изложенном имею честь сообщить Вашему Высокородию на зависящее распоряжение».

И.д. судебный следователь Е.Войцеховский, 22 мая 1901 года.

 

                                                       

 Источники:     ЦГА РК, ф. 77, оп. 1, д. 206.                           

                         ЦГА РК, ф.48, оп. 1, д. 481, л. 53-53 оборот.

 

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.


Защитный код
Обновить

   
   

   

Последние комментарии

Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz