Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Свято-Николаевская церковь (к 100-летнему юбилею 2008-1908гг.) В.А.Казанцев краевед, член правления Союза Православных Граждан Казахстана

Н.А.Букетова краевед.

14 октября 1904 года на заседании Верненской городской думы в присутствии 16 гласных и городского головы А.И.Путолова слушали доклад Верненской городской управы следующего содержания: «Строительное отделение Семиреченского областного правления уведомило Верненского городского голову, что Туркестанская духовная консистория 19 августа сего года за № 4983 уведомила, что под постройку церкви на так называемой Зубовской площади потребно места два квартала. Об этом строительное отделение сообщает в дополнение к предложению военного губернатора области от 1 мая с.г. за № 5817. 
Вслед засим от того же строительного отделения последовало уведомление от 6 сентября за № 11323 следующего содержания: «В дополнение к вопросу о необходимости построения храма на Зубовской площади строительное отделение имеет честь сообщить, что как видно из прошения жителей юго-западной части города, поданного ими Его Преосвященству епископу Туркестанскому и Ташкентскому, мотивами к тому служат: отдаленность этой части города от других церквей; значительное число жителей этой части города, насчитывающей более 1000 человек прихожан; ближайшая приютская церковь очень мала и имеет свое социальное назначение; Троицкая церковь находится за две версты и посещать ее, особенно в ненастное время невозможно, особенно для детей и пожилых прихожан»1.
Собрание думы единогласно вынесло решение под постройку церкви отвести участок земли на Зубовской площади, ограниченный улицами Госпитальной, Сельской, Дунганской и Таранчинской с тем, чтобы здание храма было возведено в центре этой площади.
По городскому плану и плану церковностроительства для Туркестанского края также предположено было построить эту церковь. Епископ Туркестанский, как доложил губернатору областной инженер, выразил согласие свое на построение этой церкви, но при условии, «чтобы городом предназначенное место для нее было передано Туркестанской духовной консистории»2.
24 августа 1905 года Туркестанская духовная консистория уведомила строительное отделение, что «епархиальное начальство находит более удобным под постройку Коджугурской церкви место, избранное настоятелем Верненской Троицкой церкви священником Дмитрием Муромцевым, а именно граничащее с улицами Госпитальной, Сельской, Дунганской и Таранчинской (центр Зубовской площади, чем избранное ранее место, граничащее с улицами Мещанской, Кашгарской, Сельской и Дунганской»3.
Был создан специальный комитет по постройке нового трехпрестольного храма в окраинном выселке Кучугуры, который 22 декабря 1906 года представляет в строительное отделение Семиреченского областного правления проект на постройку храма и 22 же декабря строительное отделение в своем заседании рассматривает данный проект, составленный архитектором С.К.Тропаревским, и «найдя таковой в техническом отношении составленный правильно, в производстве по нему работ препятствий не встречает»4.
Епископ Туркестанский и Ташкентский Димитрий (Абашидзе) в своем рапорте военному губернатору Семиреченской области писал 25 января 1907 года: «…Выработанный комитетом проект храма, утвержденный Вашим Превосходительством, мною одобрен к исполнению. Успех осуществления его в настоящее время зависит от поступления пожертвований на постройку. Предпринявшее ее население составляет беднейшую часть города и хотя оно обложило себя значительными по своему состоянию обязательными сборами на будущий храм, однако трудно рассчитывать, чтобы путем этих сборов в скором времени составилась достаточная для постройки сумма. Но не имея достатка и возможности жертвовать деньгами, будущие прихожане, в понятном желании иметь скорее свою церковь, готовы принять на себя всякие возможные для них работы. Они в настоящее время согласились бесплатно доставить на место постройки бутовый и цокольный камень, кирпич и даже весь лесной материал, если последний будет отпущен из ближайших к городу лесных дач…»5.
Строительные работы, производившиеся на юго-западной окраине города Верного, освещались в епархиальном издании «Туркестанские епархиальные ведомости»: «Дело постройки новой церкви (Николы зимнего), благодаря хорошему подбору энергичных членов комитета, идет успешно. Председатель комитета господин Корольков лично ездил в г.Петербург и привез 10 тысяч рублей на постройку этой церкви. Архитектор Сергей Константинович Тропаревский детально руководит строительными работами»6.
«Освящение нового Верненского храма состоялось при свыше 3 тысячах молящихся 14 декабря 1908 года. Освятил храм сам Преосвященный Димитрий в сослужении 5 городских священников и 3 иеромонахов Туркестанского архиерейского дома»7. Настоятелем в новый храм был назначен иерей Александр Филимонович Скальский, бывший до этого своего нового назначения настоятелем Александро-Мариинской церкви при Верненском городском приюте. Вторым священником – отец Стефан Пономарев, служивший в Покровской церкви, и диакон Ефимий Ляшенко.
7 января 1909, менее чем через месяц после освящения Николаевской церкви и назначения клира, председатель комитета по постройке оной Димитрий Корольков сделал представление военному губернатору Семиреченской области: «Окончив вчерне построение деревянного храма во имя Святого Николая, комитет имеет честь просить Ваше Превосходительство назначить лицо для освидетельствования храма и составления о том установленного акта.
При освидетельствовании храма назначенными Вами лицами будут: настоятель храма, выборные от прихожан и члены комитета»8.
Вскоре новая Свято-Николаевская церковь города Верного стала одной из самых посещаемых. Хроники тех лет свидетельствовали: «Кучугурский храм выделяется среди многих приходских храмов города Верного не только своей внешней красотой, напоминающей наилучшую пору зодчества, но и своей внутренней жизнью. Богомольцев стало стекаться так много, как нигде, а если усердие их будет стоять на той же высоте, то этот храм скоро придется расширить»9.
Каждая христианская душа, стремясь к преображению, жаждет соприкосновения со святынями: с чудотворными иконами или мощами святых угодников Божиих. Того же желали и православные семиреченцы. 12 ноября 1909 года прихожане и староста Свято-Николаевской церкви обратились к Преосвященному Димитрию с соответствующим приговором приходского собрания об оказании архипастырем содействия к приобретению для храма частицы Святых мощей великомученика и целителя Пантелеймона.
Преосвященный владыка с сочувствием и пониманием отнесся к желанию прихожан и 17 февраля 1910 года обратился с просьбою к настоятелю Русского на Афоне Пантелеймонова монастыря, в которой говорилось, что православным верненцам желалось бы иметь в залог постоянного и близкого пребывания с ними благоговейно чтимого ими угодника Божия частицу его Святых мощей. «Поэтому, - писал Владыка, - обращаюсь к Вам с мольбой, Всечестной отец архимандрит, благословить нас самой небольшой, лишь едва заметной частицей честных мощей Святого великомученика Пантелеймона, осчастливить этим Святым даром наш град, дать возможность Вашим же сородичам, другим православным простым людям освежить, оживить свои религиозные чувства прикосновением к величайшей для нас святыне… Нужно ли говорить, с какой благодарностью примем мы Ваш дар и с каким торжеством встретим его».
Настоятель монастыря с живым участием и пониманием отозвался на письмо Туркестанского преосвященного и в свою очередь сообщил следующее, что: «Мы с любовью спешим удовлетворить Ваше желание и посылаем через одного из собратий наших в город Одессу, на подворье, для вашего града и паствы частицы честных мощей следующих угодников Божиих: 1) Святого великомученика и целителя Пантелеймона; 2) Святителя Григория Богослова; 3) Святого Нифонта, патриарха царьградского (1108). Посему благоволите послать доверенное лицо в Одессу получить от заведующего подворьем нашего монастыря Святые мощи».
Ко времени прибытия святых мощей в г.Одессу туда был командирован отец Стефан Пономарев. Жители г.Верного с глубоким благоговением ожидали редкой святыни в своем городе. В Николаевской церкви шли приготовления к предстоящему торжеству: в нижнем помещении церкви готовились обширные столовые, на церковной площади были приготовлены палатки для служения молебна и т.п.
Улица, по которой должен следовать крестный ход, была украшена флагами, весь город принял праздничный вид, 27 июля была закрыта торговля. Военным губернатором было сделано распоряжение: вывести к Иверско-Серафимовской женской обители для встречи прибывающей со Святого Афона святыни представителей от всех частей гарнизона в парадной форме и при оружии, сводному отряду прибыть к обители с музыкой и следовать за святыней, казакам быть в конном строю.
За три дня до праздника стали собираться паломники из окрестных станиц и сел и накануне дня встречи вся Зубовская площадь вокруг храма была занята расположившимися здесь богомольцами. Почти все население г.Верного вышло на встречу святыни. В Николаевской церкви в 6 часов вечера 26 июля начиналось всенощное бдение, в 12 часов ночи благовест возвестил о начале молебного пения и чтения акафистов Святителю Мир Ликийских, затем великомученику Пантелеймону.
В 3 часа утра от Николаевской церкви вышел крестный ход, направляющийся по Ташкентскому тракту на встречу Святых мощей. К этому времени из станицы Любавинской (Каскелена) по направлению к г.Верному шел со святынею крестный ход, сопровождаемый тысячной массой народа. Встреча произошла в 10 верстах от г.Верного, все преклонили колени, духовенство сделало пред святынею три земных поклона; и затем отец Александр Скальский принял Святые мощи и переложил их в изготовленный усилиями горожан ковчег. Между тем возле женской обители готовилась торжественная встреча.
Прибыли войска, военный губернатор, духовенство. В 8 часов тридцать минут изволил прибыть Преосвященный епископ Димитрий. При приближении Святых мощей Владыка с духовенством вышел навстречу, сделал земной поклон Святыне и принял ее от отца Александра. Владыка прочитал молитву Святому великомученику, поднял над головою ковчег и вошел под приготовленный в виде изящной часовни балдахин, несомый хоругвеносцами.
Войска длинною цепью охраняли святыню и духовенство от возможной при огромной массе народа давки. За святыней следовал губернатор и представители учреждений, далее шел хор, музыка и войска. Военный хор всю дорогу исполнял «Коль славен Господь в Сионе» - картина была чудная, божественная.
В 11 часов крестный ход прибыл в Николаевский храм. Владыка вошел в алтарь и на святом престоле поставил ковчег со святыней. Началась божественная литургия, после которой его преосвященство, подняв Святые мощи, крестным ходом проследовал вокруг церкви на церковную площадь, где совершил молебен водоосвящением, прочитал акафист и затем со святыней возвратился в церковь. Великая священная радость отражалась на лицах всех присутствующих и наполняла сердца верующих высоким чувством умиления. «Нынешний день, - говорил в благодарственном слове староста Николаевской церкви. – навсегда останется в памяти нашего прихода. Нам кажется, что ныне вся вселенная разделяет наше торжество и создает хвалу величию Божию»10.
Октябрьская революция, в результате которой к власти пришли большевики, это не просто замена старого правительства на новое. Это ломка общественного строя целого народа, на семь десятков лет утвердившая оголтелый атеизм как государственную идеологию.
Самый страшный удар приняла Русская православная церковь. Нет числа замученным, расстрелянным, ушедшим по этапу в северные и степные лагеря верным служителям Христовым.
26 октября 1918 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Тихон в послании к Совету народных комиссаров писал: «Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха, но какими бы названиями ни прикрывались злодеяния – убийство, насилие, грабеж – всегда останутся тяжкими и вопиющими к небу об отмщении грехами и преступлениями… Все проявления как истинной, так и высшей духовной свободы человечества, подавлены вами беспощадно… Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не поощрялись самые чудовищные клеветы на Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства… Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ зверя».
Первыми жертвами в Семиречье стали: иеромонах Мелетий (Михаил Голоколосов), протоиерей Владимир Цедринский (Лепсинск); священники: Василий Калмыков (ст.Подгорненская), Георгий Степанюк ( с.Андреевка), Виссарион Селинин (ст.Урджар), Михаил Сушков (с.Глиновка), Евстафий Малаховский (ст.Надеждинская).
В конце 1920 года расстреляны обвиненные в антибольшевистском Беловодском мятеже протоиерей Феофан Петрович Соколов, священник села Преображенского Александр Юзефович, священник сел Кастек Владимир Джуринский, псаломщик села Сергеевки Иоанн Меньков, преподаватель Закона Божия Верненской педагогической семинарии протоиерей Димитрий Рождественский; его сын Анатолий, студент семинарии, расстрелян в том же 1920 году, обвиненный в причастности к заговору эсера Шкапского.
В ночь с 11 на 12 февраля 1921 года выездной экспедицией Джетысуйской ЧК в станице Софийской (Талгар) расстреляны настоятель Свято-Николаевской церкви протоиерей Иоанн Михайлович Гранитов, священник села Евгеньевки (Маловодное) Леонтий Андреевич Клименко. В расстрельном списке против фамилии Клименко Л.А. в графе, за что расстрелян, в пп. 4 и 5 значится: за отказ молоть хлеб коммунистам. «Подразделение жерновов на своей мельнице для партийных и православных, причем лучший – для православных, а худший – для коммунистов»11.
Еще одним событием, потрясшим весь мир, стала приуроченная к искусственно созданному в стране голоду кампания по изъятию церковных ценностей.
Ограбление Алма-Атинских церквей началось 10 августа 1922 года. В тот день из Всехсвятской, Алексеевской, Никольской, Троицкой церквей было изъято серебра 33,5 фунтов, золота 52 доли13. Сколько взято из других храмов – об этом не сообщалось. Большевистская печать .восторженно сообщает, что «повсеместно в Семиречье изъятие церковных ценностей прошло гладко при единодушном одобрении прихожан»12.
Член областной комиссии по изъятию Вайтель сожалел о малом количестве собранного, объясняя это тем, что большинство Семиреченских церквей лишились своих ценностей еще в 1918-1919 годах…14. Невероятно, чтобы в городских храмах не было икон в драгоценных ризах. Известны почитаемые в Семиречье чудотворные иконы Богоматери: Тихвинская в Софийском соборе, Иверская в Иверско-Серафимовском монастыре г.Верного и другие.
Старосты в верненских церквях были Никита Пугасов, Ивановы, Лутмановы, Путоловы – то есть те именитые купцы, которые много жертвовали в храмы.
В Центральном музее хранятся архиерейские митры и иное с содранными драгоценностями. Кто это сделал? Все ли учитывалось и сдавалось в Госхран?
Трагические перемены в церковной жизни, принесенные 1917 годом, коснулись и скромного Николаевского прихода в городе Верном. После жестокого убийства в 1918 году викарного епископа Верненского и Семиреченского Пимена, до 1927 года Алма-Атинская архиерейская кафедра оставалась незанятой. В этот период в Церкви был спровоцирован обновленческий раскол. Революционно настроенные модернисты пытались расшатать незыблемые устои Православия, подчинить каноны Церкви духу времени. В обновленчество перешел клир Вознесенского кафедрального собора и других верненских храмов. Влияние обновленческой смуты коснулось и Никольской церкви, но у служащего в ней духовенства хватило духовной мудрости распознать пагубность раскола и остаться верными Православию.
В 1927 году Алма-Атинскую кафедру возглавил епископ Лев (Черепанов). Так как в Вознесенском соборе служили обновленцы, то Свято-Николаевская церковь стала кафедральным храмом. В город Алма-Ату епископ Лев был направлен с определенной целью – вести борьбу с обновленческой ересью и расколом. Но недолго продлилось его архипастырское служение.
12 июня, в день празднования памяти Святых апостолов Петра и Павла, преосвященный Лев совершал Божественную Литургию в Свято-Троицкой церкви г.Алма-Аты. После литургии владыка произнес проповедь, в которой указывал на индиферрентное отношение верующих к вопросам церкви и христианства, на незнание церковного писания. «Братья христиане, - говорил епископ. – Нынешний день установлен в честь Святых апостолов Петра и Павла. Мы в настоящее время забыли про них, про этих героев духа. Мы увлеклись другими героями – героями современности: героями воздухоплавания, героями цирка, театра, музыки, героями Льва Толстого и Максима Горького. Знаем их отлично, рассуждаем, разбираем их. Увлечены чтением Карла Маркса, Энгельса, Ленина, цитируем их, а героев духа забыли». Свою проповедь епископ Лев закончил повествованием жития святых Апостолов и призывом подражать им в своей жизни.
Через 3 дня, 15 июня 1929 года, епископ Лев был арестован. В первые дни заключения толпы народа стояли у ворот городской тюрьмы, желая видеть архиерея, снискавшего за короткое время служения на Алма-Атинской кафедре горячую любовь и уважение паствы. В течение трех дней администрацией тюрьмы был разрешен доступ к Владыке. И все три дня с утра до вечера людская вереница тянулась к тюремным воротам. Органами ГПУ было сфабриковано уголовное дело, обвинительное заключение которого, вынесенное 29 августа 1929 года, гласило: «Подсудимого Льва Черепанова заключить в концлагерь сроком на 3 года»15.
С этого же, 1929 года, начал свое служение в Николаевской церкви протоиерей Филипп Григорьев.
После 1917 года отец Филипп служил в церкви села Александровка Семиреченской области, затем в Троицкой церкви г.Алма-Аты. Но когда Троицкий приход перешел к обновленцам, отец Филипп, оставаясь верным Патриаршей церкви, обратился в Николаевскую церковь и был в ней радушно принят и клиром и прихожанами.
3 апреля 1930 года на Алма-Атинскую кафедру был назначен епископ Герман (Вейнберг). В Алма-Ату Преосвященный Герман прибыл с игуменом Феогеном (Козыревым). Жили они вместе с помещении Свято-Николаевской церкви. В декабре 1932 года ГПУ арестовало епископа Германа, архимандрита Феогена, клириков Свято-Николаевской церкви: Александра Скальского, Стефана Пономарева, Филиппа Григорьева. В январе 1933 года отцы Александр, Стефан и Филипп умерли от тифа в городской больнице, куда были перевезены из тюрьмы. Следствие по делу епископа Германа и его сподвижников велось полгода.
25 июня 1933 года было вынесено обвинительное заключение и приговор, который гласил: «ОПО ПП ОГПУ КазССР ликвидирована контрреволюционная организация церковников, охватывающая своей деятельностью ряд общин сергиевского течения, существующих в гг.Алма-Ате, Сарканде, станицах Талгаре, Чилике и в селе Лебединке Киргизской республики. Идейными вдохновителями и руководителями организации были: епископ сергиевской ориентации Вейнберг Герман Адамович, протоиерей Скальский Александр Филиппович, архимандрит Козырев Василий Львович, сын бывшего царедворца…»
Постановлением тройки при ПП ОГПУ КазССР епископ Герман заключен в концлагерь сроком на 8 лет, архимандрит Феоген выслан в Западную Сибирь сроком на 3 года16.
Владыка Герман отбывал срок в лагере поселка Долинка Карлага. 27 мая 1938 года архипастырь был вторично осужден в лагере на 10 лет. В его деле есть следующая характеристика: «Убежденный служитель культа. Не исключена возможность религиозной пропаганды среди верующих. Требует специального наблюдения. Слаб здоровьем: порок сердца, истощение, склероз сосудов. Отношение к труду механическое. Рассеян. Норму не выполняет»17.
Владыка Герман умер 24 мая 1942 года в стационаре на командировке «Акмолинское» Карлага. Похоронен на кладбище этой командировки. На могиле поставлен столб с табличкой Б-16.
Архимандрит Феоген с 1933 по 1935 год отбывал срок в городе Тара Омской области. По истечении срока ссылки в декабря 1935 года он возвратился в Алма-Ату в Никольскую церковь. Но в март е 1936 года был вновь арестован органами НКВД и сослан в г.Чимкент.
21 мая архимандрит Феоген осужден в г.Чимкенте сроком на 5 лет и сослан в Северную область. Свой исповеднический жизненный путь он закончил в местах лишения свободы Коми АССР, гда 12 июля 1939 года последовала его кончина.
В 1934 году Алма-Атинскую архиерейскую кафедру занял епископ Александр (Толстопятов). Его служение совпало с резко усилившимся с 1934 года давлением на церковь «Союза воинствующих безбожников», проводившего свой второй пятилетний план борьбы с религией.
Епископ Александр вместе с кафедрой унаследовал и участь своих Преосвященных предшественников. В 1936 году владыку Александра и священников Николаевской церкви арестовали, а старосте и членам церковного совета было передано уведомление о закрытии Никольской церкви. Содержание его гласило:
«9.02.1936 г. Отсутствие в течение ряда лет какого-либо ремонта сделало то, что Никольская церковь стала приходить в упадок: штукатурка отваливается, крыша местами прохудилась, потолок портится, печи плохо работают. Собственных средств слишком незначительное количество, на помощь общины рассчитывать нельзя – она бедна. Учитывая это и решения собраний трудящихся г.Алма-Аты, Алма-Атинский горсовет договор от 22.02.1933 года, заключенный с общиной, расторгает»18.
Выписка из протокола № 52 заседания Президиума КазЦИКа от 19 февраля 1936 года «Принимая во внимание ходатайство трудящихся г.Алма-Аты (11 тыс.806 чел.) о закрытии Никольской церкви и незначительности количества верующих в этой церкви (300 чел.) и возможность удовлетворения их религиозных потребностей в двух других церквях г.Алма-Аты, находящихся на расстоянии одна – 2-х км., а другая – 4-х км, Президиум ЦИК КазАССР постановил:
1. Ходатайство Алма-Атинского горсовета и трудящихся удовлетворить: Никольскую церковь закрыть и здание церкви передать музею истории религии и атеизма.
2. Просить ВЦИК утвердить настоящее постановление»19.
Вскоре старосте и членам церковного совета было передано следующее уведомление:
22 мая 1936 года Исполнительному органу
Общин Никольской церкви
«На основании решения комиссии культов при ЦИК СССР от 26 марта и решения Президиума ВЦИКа от 15 апреля 1936 года, Никольская церковь закрывается.
С получением настоящего предлагается немедленно передать все ценности и имущество комиссии горсовета»20.
В здании закрытой церкви разместился музей атеизма, филиал центрального, из которого были переданы экспонаты.
Еще в 1931 году КазЦИК утвердил новый генеральный план застройки города Алма-Аты, по которому почти все церкви, находящиеся в центре города, подлежали сносу.
К началу второй мировой войны в Семиречье не осталось ни одной действующей церкви.
С начала Великой Отечественной войны, по воспоминаниям старожилов, в Николаевской церкви власти устроили конюшню, а в полуподвале ее размещалась военная штрафная рота. Верующим,оставшимся без храма и пастырей, случалось наблюдать, как по настланным на высокое крыльцо церкви деревянным настилам-трапам в 6 часов утра военные выгоняли из оскверненной порушенной церкви лошадей, а в 8 часов табун загоняли обратно.
В алтаре по всему храму стояли деревянные кормушки и нары. На нарах лежало сено, на полу лежал навоз.
Но война, принесшая народу неисчислимые бедствия, положила начало позитивным переменам по отношению к религии. Стали вновь открываться оскверненные храмы, возвращаться из концлагерей и ссылок священнослужители.
В это время был освобожден из многолетней ссылки архиепископ Николай (Могилевский) и решением патриарха назначен нести архипастырское служение в новообразованной Алма-Атинской и Казахстанской епархии. Прибыв в г.Алма-Ату в 1945 г. Владыка Николай стал проводить богослужения в небольшой и малоподходящей для кафедрального собора малостаничной Казанской церкви. Владыка начал ходатайствовать об открытии расположенной недалеко от центра Свято-Николаевской церкви. И в 1946 году Свято-Николаевская церковь была передана общине верующих.
В то время оскверненный храм представлял собой неприглядное зрелище: он стоял без крестов, с сорванными куполами и снесенной колокольней. Ни иконостаса, ни икон, ободранные до древесины стены. Община сразу же приступила к ремонту.
Заново был написан иконостас, в храм возвратились некоторые иконы. И ковчег с мощами великомученика и целителя Пантелеймона, дар афонских монахов вновь обрел свое место в алтаре. Усилиями владыки Николая из Киева были привезены частицы честных мощей святой великомученицы Варвары и возложены в Варваринском приделе храма.
В цокольном этаже (полуподвале) были возведены кирпичные перегородки, выложен кафелем пол и под Варваринским приделом был устроен небольшой храм в честь Успения Божией Матери.
Никольская церковь стала с этого времени Кафедральным собором Казахстанской епархии.
Первым настоятелем заново открывшегося Кафедрального Свято-Николаевского собора был выдающийся исповедник Русской православной церкви послевоенного времени архимандрит Исаакий (Виноградов). Он являлся сподвижником и надежным помощником митрополита Николая в деле духовного возрождения Казахстанской епархии.
Огромной духовной радостью стал для прихожан Свято-Николаевского собора день (10) 23 июня 1955 года. В празднование дня всех Святых земли Сибирской по благословению близкого друга Казахстанского владыки высокопреосвященного Варфоломея (Городцова), митрополита Новосибирского и Барнаульского, настоятель кафедрального собора г.Тобольска протоиерей Матфей Пахомов доставил в г.Алма-Ату поистине бесценный дар - икону Святителя Иоанна Тобольского с частицей его святых мощей.
25 октября 1955 года окончил свой земной путь митрополит Алма-Атинский и Казахстанский Николай, отслужив ровно 10 лет на Алма-Атинской кафедре. Похоронили митрополита Николая на центральном кладбище г.Алма-Аты.
Нельзя не сказать еще об одном выдающемся иерархе Русской православной церкви, последние 15 лет жизни и служения которого связаны с Никольским собором, митрополите Алма-Атинском и Казахстанском Иосифе (Чернове).
Митрополит Иосиф обладал глубоким умом и феноменальной памятью, огромной работоспособностью. Это был человек святой жизни и исповедник веры, проведший в общей сложности 20 лет в лагерях и ссылках. Но при этом он сохранил жизнерадостность и стяжал жертвенную любовь к людям. Начало служения владыки Иосифа на Алма-Атинской кафедре (1960 год) совпало с началом «хрущевских» гонений на церковь, концом «сталинской оттепели».
Но своя внутренняя жизнь в епархии продолжалась. 12 февраля 1963 года Никольский собор получил в виде бесплатного дара от Московской патриархии новый прекрасный престол и подсвечники.
В том же году, в 100-летие первого издания на русском языке Библии, издательскому отделу патриархии было позволено издать крайне малым тиражом Святое писание (5 тыс.экз.).
Не каждый священник мог иметь в то время свой личный экземпляр Библии, тем более для простых верующих эта основополагающая книга была большой редкостью. «Журнал Московской патриархии» - единственный печатный религиозный орган в СССР - также издавался ограниченным тиражом и на столицу Казахстана выделялось не более 50 экземпляров.
Скончался митрополит Иосиф 4 сентября 1975 года. Похоронен в г.Алма-Ате на центральном кладбище рядом с митрополитом Николаем.
После празднования 1000-летия Крешения Руси настал новый период в бытии Русской Православной Церкви – период свободного исповедания веры и духовного возрождения Вновь стало возможно открыто совершать церковные торжества, чествовать праздники. Одним из ярких событий в летописи Никольского собора стало принесение в храм частицы честных мощей покровителя собора, архиепископа Мир Ликийских святителя и чудотворца Николая.
Дождливое утро 22 мая 1993 года стало праздничным и нарядным от свежести древесной, от обилия прекрасных живых цветов, принесенных в букетах, от благозвучного пения церковного хора и радостных лиц прихожан. У церковных ворот икону особо почитаемого на Святой Руси Святителя Николая из Мир Ликийских чудотворца с вложенной частицей его Святых мощей – дар его Высокопреосвященства архиепископа Алма-Атинского Алексия (Кутепова) – дожидался крестный ход.
Из рук архипастыря икону бережно приняли священники и процессия торжественно двинулась внутрь. И наполнился Николаевский собор акафистным пением, внося утешение и отраду в людские души.
На службе престольного праздника и 90-летия Свято-Николаевского собора 19 декабря 1998 года в своей проповеди высокопреосвященный архиепископ Алексий (Кутепов) особо подчеркнул:
«Мы действительно можем назвать город и храм сей Новым Афоном ради того, что Господь благословил частицу мощей Святого великомученика Пантелеймона хранить в пределах града, под сводами этого святого храма. Мы имеем все основания назвать богоспасаемую Алма-Ату второй купелью Святой православной Руси – Киевом, ибо здесь хранится частица мощей великой покровительницы Киева-града Святой великомученицы Варвары. Мы имеем все основания назвать этот град и вторым Бариградом, потому что здесь хранится частица мощей великого чудотворца и небесного покровителя храма сего Святителя Николая. Мы имеем все основания назвать Алма-Ату и новою Москвою, ибо здесь хранится частица мощей великого святителя московского и чудотворца всея Руси Алексия и святителя московского чудотворца митрополита Филарета. Это и новое Дивеево, ибо здесь земля эта, Алма-Ата, наполнена и в неведомых еще для нас местах мощами Святых мучеников и исповедников православной веры XX столетия.
И когда все это предстает пред внутренним взором, смотришь на самого себя и спрашиваешь: «Господи, откуда и за что мне сие, что сподобил меня жить на такой земле, на которой столь много знаков Твоего благоволения?»
Этот собор слышал молитвенные вздохи исповедников XX века. Этот собор принимал, впервые в истории бытия православных христиан во всем среднеазиатском регионе, ангела и предстоятеля церкви нашей Святейшего патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. В этот собор и мы, грешные и поганые, приходили с ропотом, с обидой и тоже молилися, и прося милости для себя. Как же нам надо входить под эти святые своды, с каким благоговением, как нужно дорожить каждой секундой того, что мы находимся здесь под священной сенью этих святых сводов и стен?
Слава Богу за все. И за бывшие скорби и за все радости, которыми Господь венчал народ свой. За то, что представительством святителя Николая, всех угодников Божиих, благоволил ущедрить нас свидетельством Своей любви и дарованием в храмы г.Алма-Аты частиц их многоцелебных мощей. Пусть любовь наша к этому Собору никогда не ослабевает»21.

В 2000 году был причислен к лику святых священноисповедник Николай, митрополит Алма-Атинский и Казахстанский, служивший в соборе с 1945 по 1955 гг., своими трудами обновивший этот храм и вновь собравший под его сводами рассеянное христово стадо. Честные мощи Казахстанского Святителя ныне находятся в Варваринском приделе собора.
В 2004 году по благословению митрополита Астанайского и Алматинского Мефодия произведена реставрация Никольского собора. В 2007 году протоиереем Андреем Бурдиным закончена настенная роспись храма. В настоящее время усилиями его настоятеля протоиерея Валерия (Захарова) и благочестивых благотворителей производится замена старого иконостаса.
По всему пространству Семиречья ныне стараниями тружеников на ниве Христовой вновь возрождаются порушенные святыни, воздвигаются новые храмы.
Построенное по проекту архитектора С.К.Тропаревского в 1908 году пятиглавое церковное здание на Зубовской площади в Кучугурах доказало, что безусловно вобрало в себя крепкую веру православных семиреченцев, помноженную на их творческий дар и трудолюбие. Далекая окраина Великой империи, какой была Семиреченская область, не только «прозябала», но и ведала высокие духовные и творческие взлеты.
Ныне Николаевский собор является наиболее посещаемым в южной столице.
И, конечно же, 100-летний юбилей выльется в свидетельство особой нашей любви к этому храму.


Список использованных документов

1. ЦГА РК, ф.55, оп.1, д.22, л.166, л.166 оборот.
2. Там же, л.167.
3. ЦГА РК, ф.44, оп.1, д.50756, л.17.
4. ЦГА РК, ф.44, оп.1, д.50781, л.60, л.60 оборот.
5. ЦГА РК, ф.44, оп.1, д.50756, л.23-24.
6. Туркестанские епархиальные ведомости. – 1907. - № 15.
7. Туркестанские епархиальные ведомости. – 1909. - № 42.
8. ЦГА РК, ф.44, оп.1, д.50756, л.30.
9. Семиреченские областные ведомости. – 1912. - № 27.
10. Туркестанские епархиальные ведомости. – 1910. - № 51.
11. ГААО, ф.772, оп.1, д.9, л.17.
12. Джетысуйская правда. – 1922. - № 183.
13. Там же.
14. Там же.
15. Архив КНБ РК, дело № 022.
16. Архив КНБ РК, дело № 235771.
17. Архив КНБ Карагандинской области, дело № 53942.
18. ЦГА г.Алматы, ф.174, оп.10, д.67, л.4.
19. Там же, л.67.
20. Там же, л.12.
21. Свет Православия в Казахстане. – 1999. - № 1 (58).
22. Крест на красном обрыве. Святые Новомученики Казахстана. – М., 2002.

Свято-Николаевская церковь (к 100-летнему юбилею 2008-1908гг.)

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.

Защитный код
Обновить

   
   

  Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz