Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Валентин Казанцев, историк краевед, член правления Союза Православных Граждан Казахстана

14.05.2002 г.
Ни один документ Русской Православной Церкви не сыграл столь роковую и противоречивую роль в истории Церкви и всей России.

И поныне Декларация митрополита Сергия вызывает многочисленные споры и резко противоположные суждения.
В 1927 году Русская Православная Церковь разделилась на три ветви: Церковь Московской Патриархии, Зарубежную и Катакомбную. А катакомбная в свою очередь на григорианскую (архиепископ Григорий Яцковский) и Иосифлянскую (митрополит Иосиф Петровце).


Иосифлянское движение с самого начала приобрело политическую, антиправительственную окраску. Ядро идеологии иосифлянского раскола - отрицательное отношение к советской действительности.

В трагические годы "великого перелома станового хребта русского народа" движение имело немалую оппозиционную властям социальную базу. В её хлынули массы раскулаченных, обиженных, недовольных безбожной властью. Митрополит Иосиф невольно стал для них знаменем. Не случайно одним из требований всех "непоминающих за красную власть" было отстаивание постановления Всероссийского Поместного Собора от 15 августа 1918 года о свободе политической деятельности членов Церкви. И государственные органы, по свидетельству архивных документов, расценивали именно иосифлян как своих главных противников среди всех религиозных течений и конфессий.
Однако участников движения нельзя считать раскольниками. Они не претендовали, подобно обновленцам и григорианам, на создание нового центра Церковной власти.
Пока была возможность, иосифляне старались удержаться в рамках законности. Они признавали Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского), до его ареста. В условиях тоталитарного режима 30-годов движение иосифлян являлось, возможно, единственной формой полузаконной оппозиционной организации в завоеванной безбожниками стране. Однако, подобная тактика принесла лишь временные результаты. Уже с 1929 года большая часть иосифлянских общин в результате репрессий со стороны властей была вынуждена уходить в подполье. В 30-е годы этот процесс резко усилился.
Многие участники были арестованы, осуждены, отправлены в ссылки.
В 1935 году в г.Алма-Ате была образована Ленинградским митрополитом Иосифом (Петровых), отбывавшим ссылку в г.Мирзояне (Джамбуле), катакомбная (иосифлянская) церковь. Митрополит Иосиф осенью 1935 года рукоположил и позднее посвятил в сан архимандрита приезжавшего к нему в г.Мирзоян из г. Алма-Аты монаха Арсения, который возглавил тайную катакомбную православную общину в столице Казахстана. Архимандрит Арсений (Корди Борис Григорьевич) родился 21 июня 1907 года в городе Иваново. Полугрек. Мальчик рано лишился матери. Жил с отцом (железнодорожным служащим) и сестрами в г. Ростове Великом Ярославской области. В 1921 году, после смерти отца, воспитывался в одной из подмосковных школ 2-й степени типа колонии с сельскохозяйственным уклоном. Колония помещалась в бывшем дворянском имении. Борис был мал ростом и слабоват здоровьем, и возрастом моложе своих одноклассников. Но в течение испытательного срока все так полюбили этого мальчика, что не захотели с ним расставаться.
Подросши и окрепнув, он стал хорошим работником, ходил на покос, умел и любил ухаживать за лошадями. Учился хорошо по всем предметам, но особенно любил черчение и хорошо рисовал. В чертежах достигал подлинной виртуозности. Увлекался языком эсперанто, который был в ходу в школе и на котором ученики говорили между собой.
Религиозность его проявлялась с детства, но она не была особенно глубока. Это была наивная, церковного склада религиозность, воспитанная еще в семье. Но встреча с Олегом Бурдановым, преподавателем школы перевернула всю судьбу юноши.
Наставник, заменивший сироте отца, был значительно старше воспитанника. Это был глубоко образованный человек, мыслитель-философ. В школе Олег преподавал математику и одновременно служил рабочим. Вскоре после поступления в школу Борис начал тянуться к умнице-преподавателю и постепенно подпадать под его влияние. Если поначалу мальчик колебался между православием и теософией, последователями которой были некоторые из педагогов, то постепенно влияние Олега пересилило, и мировозрение Бориса определилось как крепкоправославное.
В 1924 году колония была закрыта. Корди окончил в ней 7 классов и затем поступил в подмосковном Абрамцево в известную художественную школу на отделение резьбы по дереву, провел он там два года и в течение этого времени часто посещал московские Храмы, святые места подмосковья.
Связь с наставником между тем не прерывалась. Олег в то время уже уехал и поселился в тайном "тихоновском" скиту в горном районе Абхазии возле Красной поляны. Борис ездил к нему вначале на богомолье, в гости, но затем созрело решение уехать на Кавказ насовсем и принять, как и старший друг, монашество. Он приехал в Абхазию в конце 1926 года. Следующие годы были проведены с друзьями в скиту, в послушании у духовно опытного старца.
Об этом человеке много замечательного рассказывают современные монахи, подвизавшиеся и в наше время в тайных скитах в Абхазии, а ныне живущие во многих обителях России. Скит был расположен между Хостой и Красной Поляной, на склонах горы Агиш-Хо, в 4-5 километрах от дороги. Он представлял собой разбросанные по лесу хижины-кельи и церковь. Храм имел вид обыкновенной кельи, но несколько попросторнее. На крыше церкви стоял деревянный крест. Разделения между алтарем и залом не было. Впереди стоял престол, слева жертвенник, а в задней (западной) части стояли молящиеся монахи. Кельи насельников разбросаны друг от друга на расстоянии 1/2, 1/4 версты. Монахов-человек 15, живущих в скиту, и человек 10 приходящих отшельников-анахоретов. Монахи занимались земледелием, пчеловодством, огородничали, делали деревянные ложки, посуду, которые продавали в курортных, приморских городах, чтобы купить самое необходимое - соль, муку, растительное масло, крупы. Значительная роль, на которую выдвинулся Олег в скиту, отнюдь не определялась каким-нибудь официальным его положением, а только его большим умом и глубоким, высоким образованием, обретенным в миру. В скиту всё больше был народ простой, необразованный, и Олег очень выделялся. В Абхазии он написал глубокое и интересное философское сочинение на тему об отшельничестве, о спасении, судьбах мира. Из имевшихся четырех экземпляров этой работы уцелел только один в архивах Лубянки.
В 1929 году скит был разгромлен. Все монахи арестованы. Олег и Борис в тюрьму Ростова-на Дону. В ней учитель был расстрелян, а Бориса Корди, к тому времени уже монаха Арсения, выпустили. Его усыновила потерявшая единственного сына мать Олега Мария Станиславовна Бурданова - старая русская православная интеллигентка.
Приемная мать увезла Бориса в г.Алма-Ату. Там они и обосновались. Мария Станиславовна преподавала в музыкальном училище. Вначале они проживали по улице Транспортной № 44 (Нусупбекова), а Корди служил наблюдателем на метеостанции (ныне институт метеорологии) и очень увлекался этой работой. В доме на Транспортной № 44 у архимандрита Арсения была вырытая в земле церковь. Митрополит Ленинградский Иосиф (Петровых) освятил подземный храм, вырытый стараниями катакомбной общины.
Нелегально наезжая из Мирзояна, затем Чимкента, где он жил в ссылке, владыка правил обедню под пещерными сводами. В полу был прикрытый ковриком люк. Подвальная лестница вела к отверстию, заваленному камнями. Отвалив камни, надо было проползти ещё три шага - оказываешься в крошечном храме с образами, лампадами.
Умершая в 1979 году Мария Поликарповна Бузина - непосредственная свидетельница описываемых событий, вспоминала: "Митрополит Иосиф был очень высокого роста, и всё же два раза при мне приезжал сюда и проникал в эту церковь. Создавалось особое молитвенное настроение, но не скрою, что страх быть обнаруженным во время богослужения, особенно в ночное время, трудно было побороть. Когда большая цепная собака поднимала лай во дворе, хотя и глухо, но всё же было слышно и под землей, то все мы ожидали окрика и стука НКВД. Молились мы в пещере с осени 1936 года, в г.Алма-Ате одна оставалась церковь открытая - Введенская на Клеверных участках, и в ней молились за власти безбожные".
Владыка Иосиф проживал в городе Мирзояне (Джамбуле) в небольшом домике на окраине, у оврага, за которым уже начиналась степь. Вместе с ним жила его сестра Анна Петровна. Пережившим его он запомнился, как высокий мощный старик с белой бородою, белыми волосами и синими добрыми, с глубокой видной верой глазами. Молодого архимандрита старики ласково называли "наш Внуча". Владыка и Анна Петровна говорили о Внуче с глубокой нежностью, но иной раз и с налетом мудрого юмора - там, где дело касалось его чрезмерной ретивости к "букве" церковных дел. Сам умудренный огромным опытом митрополит был человеком широким и иной раз поражал свободой своих суждений, неприверженностью к "букве", в ущерб которой ценил и понимал "суть".
Молодой тайный архимандрит работал очень много. Удивительно, как хватало у него физических сил, учитывая его слабое здоровье и огромную, помимо внешней и всем видимой, тайную и ото всех скрытую "нагрузку". В то время он работал художником-оформителем в Республиканском историческом музее, расположенном в здании Вознесенского кафедрального собора г. Алма-Аты. Хорошо зарабатывал, оформляя различные выставки, и очень многим ссыльным, в том числе духовному отцу Владыке, систематически материально помогал. Корди построил собственный дом по улице Гончарной № 40 (Муратбаева), украсил его прекрасно выполненной высокохудожественной резьбой.
В новом доме была специально оборудована комната для нелегальной церкви, тщательно замаскированная под видом домашней мастерской художника-оформителя. Этот домик в г. Алма-Ате сыграл немалую роль в его гибели, так как очень понравился жене прокурора. Архимандрит Арсений и большинство его группы были арестованы 26 октября 1937 года. Он обвинялся в участии антисоветской монархической террористической организации церковников, по прямой директиве митрополита Иосифа (Петровых), создании из репрессированного ранее элемента (то есть из ссыльных, отбывавших ссылку в г. Алма-Ате и возглавление антисоветской террористическо-повстанческой группы церковников, ставившей своей целью оказание активной помощи фашистским странам в свержении советской власти, путем создания повстанческой группы. Вел антисоветскую агитацию, направленную на дискредитацию новой конституции СССР.
Заседание тройки УНКВД Алма-Атинской области от 16 ноября 1937 года постановило: "Бориса Григорьевича Корди, 1907 года рождения, расстрелять". Приговор приведен в исполнение 16 ноября 1937 года в г. Алма-Ате. Немногим ранее, 10 ноября, расстрелян в г. Чимкенте митрополит Иосиф.
риемная мать, Мария Станиславовна, умерла на одном из этапных перегонов.
31 марта 1989 года архимандрит Арсений (Корди) реабилитирован Алма-Атинской областной прокуратурой.
Юбилейный архиерейский собор Русской Православной церкви, состоявшийся в г. Москве 13-16 августа, постановил правомочным канонизацию новомучеников-иосифлян за веру в Христа, за правду пострадавших. И очень возможно, что казахстанский мартиролог скоро пополнится новыми именами.

1) Архив ДКНБ г. Алматы и Алматинской области, дело № 092445.
2) Письма архимандрита Арсения (там же).
3) Иеромонах Меркурий "На горах Кавказа". Москва, "Православный паломник", 1998 год.
4) Ильинская А.В. "Церковь гонимая", "Литературная учеба", № 1, 1995 год.
5) Митрополит Иосиф (Петровых). "Огонек", № 32, 1992 год.  

 

Памяти церковного историка и краеведа В.А. Казанцева

 

19 февраля 2013 года после продолжительной болезни отошел ко Господу церковный историк и краевед Валентин Алексеевич Казанцев.



  


В.А. Казанцев родился 25 марта 1949 года; окончил исторический факультет Казахского Государственного университета.

Всю свою жизнь он был неутомимым тружеником, жизнерадостным и добрым человеком. Валентину Алексеевичу приходилось осваивать много разных специальностей, он не гнушался самых простых, как принято сейчас говорить непрестижных профессий: трудился дворником, вахтером, но при этом всегда оставался верным своему призванию историка.

Через всю свою жизнь, наполненную многими скорбями и трудностями, он пронес искреннюю, глубокую веру в Бога. Валентин Алексеевич интересовался церковной жизнью, любил богослужения, трепетно относился к церковной истории.

Трудно переоценить его труды по истории Православия в Казахстане. Обладая широким научным кругозором, Валентин Алексеевич стал первооткрывателем многих тем в краеведении, связанных с жизнью Русской Православной Церкви в Семиречье. Глубина анализа первоисточников, серьёзный научный аппарат, отшлифованный стиль изложения характеризуют написанные им труды. Из найденных в архивах Валентином Алексеевичем материалов мы черпаем ценные сведения о становлении Туркестанской епархии, о жизни и страданиях за Христа новомучеников и исповедников Казахстанской земли, о существовании Православия в годы репрессий и административных гонений на Церковь в ХХ веке. Принадлежащие его перу объемные монографии, а также научно-популярные статьи в газетах и журналах, неизменно вызывали интерес широкого круга читателей и остаются актуальными сегодня.

Валентин Алексеевич был членом Комиссии Митрополичьего Округа Русской Православной Церкви в Республике Казахстан по канонизации святых.

4 декабря 2012 года, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, Валентин Алексеевич Казанцев был удостоен медали «140-летия основания Туркестанской епархии». Награду Православной Церкви Казахстана ему вручил митрополит Астанайский и Казахстанский Александр.

Отпевание В.А. Казанцева, скончавшегося 19 февраля 2013 года, совершил клирик Свято-Никольского собора священник Вячеслав Лисиков. Валентин Алексеевич погребен на городском кладбище Алма-Аты.

Глава Казахстанского Митрополичьего Округа митрополит Астанайский и Казахстанский Александр направил родным и близким почившего соболезнование, в котором, в частности, говорится: «Искренне разделяя вашу скорбь и выражая слова сочувствия, с усердием молюсь об упокоении новопреставленного раба Божия Валентина в селениях праведных – там, где, как свидетельствует Святая Церковь, «нет болезни, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная». Вечная и благодарная ему память.
Всеблагой Господь да судит Своим милостивым судом жизнь и деяния верного раба Своего, а наша память о многоуважаемом Валентине Алексеевиче да будет исполнена искренней молитвы о сопричтении его души с праведными в селениях небесных».

Клирики Астанайско-Алматинской епархии и сотрудники Алматинского епархиального управления выражают сердечные соболезнования родным и близким приснопамятного Валентина Алексеевича Казанцева, вознося молитву о принятии души его в небесные чертоги. 

Mitropolia.kz  

 

Валентин Алексеевич Казанцев являлся членом правления Союза Православных Граждан Казахстана. Автором страницы нашего сайта "ИЗ АРХИВОВ СЕМИРЕЧЬЯ" До 2005 года работал в редколлегии журнала "Веди"

Сотрудники ОО "Союз Православных Граждан " РК, выражают соболезнования родным и близким Валентина Алексеевича Казанцева.


Работы Валентина Алексеевича Казанцева, опубликованные на нашем сайте.

КНИГА "ОБРАЗОВАНИЕ ЕПАРХИИ"

Протоиерей Димитрий Александрович Смирнов

КАТАКОМБНАЯ ЦЕРКОВЬ В АЛМА-АТЕ

К 130-летию ТУРКЕСТАНСКОЙ ЕПАРХИИ

Комментарии   

Виталий
+2 #1 О Катакомбниках.Виталий 14.04.2014 04:00
жаль, что такие люди уходят.
Цитировать

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.


Защитный код
Обновить

   
   

Последние комментарии

Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz