О нас  

   

Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Герасим Алексеевич Колпаковский В. Проскурин
ГЕРАСИМ-ГРАЧЕВНИК НА СЕМИ РЕКАХ ГНЕЗДИТСЯ

К 180-летию со дня рождения Г.А.Колпаковского, почетного гражданина города Верного, почетного старика станиц Семиречья и шефа Семиреченского казачьего войска Герасим Алексеевич Колпаковский — офицер с 1841 года. Служил на Кавказе. Участник русско-венгерской войны (1849 г.). В Сибирь прибыл в 1852 г. в чине штабс-капитана, заняв должность личного адъютанта командира отдельного Сибирского корпуса генерала Г. Х. Гасфорда. В 1855-58 гг. Колпаковский исполнял обязанности начальника Березовского военного округа.
В 1858 г. майор Колпаковский назначается начальником Алатавского округа (прибыл к месту службы в укрепление Верное 4 июля). В известном Узунагачском деле за подвиг, совершенный 21 октября 1860 года на реке Каракастек, ему присвоены звание полковника и орден Св. Георгия 4-й степени, с правом ношения на папахе особого воинского знака «За отличие в 1860 году». За взятие Пишпека 23-24 октября 1862 года произведен в генерал-майоры; за победу в Кульджинском походе 16-22 июня 1871 года получил генерал-лейтенанта, с вручением ордена Св. Георгия 3-й степени. 8 марта 1865 года Колпаковский назначен военным губернатором Семипалатинской области (выехал из укрепления Верное 7 января того же года).


В 1867 году в связи с образованием Семиреченской области (с подчинением Туркестанскому (в 1882-99 гг. — Степного) генерал-губернатору) Колпаковский назначается военным губернатором области, командующим войсками и наказным атаманом вновь сформированного Семиреченского казачьего войска (он прибыл в Верный 5 октября; днями позднее в Ташкент проследовал начальник края генерал-адъютант К. П. фон-Кауфман). В 1873-82 гг. в связи с болезнью Кауфмана Колпаковский неоднократно исполнял обязанности губернатора Туркестана.

26 марта 1881 г. Колпаковский назначен Степным генерал-губернатором и командующим войсками Омского военного округа, наказным атаманом Сибирского казачьего войска (с 1889 г. — почетный член войскового сословия). В 1885 г. он произведен в генералы от инфантерии. 25 октября 1889 г. Колпаковский назначается членом Военного Совета и уезжает в Петербург. Колпаковский — кавалер многих высоких воинских и гражданских наград России. Георгиевские кресты он завещал Больше-Алматинскому станичному казачьему Собору. Ему был пожалован также орден Св. Александра Невского (1883 г.), с бриллиантовыми знаками (1891 г.). Ордену принадлежал Троицкий Собор в Александро-Невской лавре Петербурга, за алтарем которого и был погребен Герасим Алексеевич Колпаковский после смерти, последовавшей 23 апреля 1896 года.

Пустыня в природе различается по почвам, растениям, по обитающему на земле животному миру. Пустыня духовная, нравственная определяется нашим отношением к Отечеству, к его прошлому, выраженному в памятниках истории и культуры. Впрочем, какие могут быть памятные места в пустыне? Так, одни развалины. Весной, когда после зимней стужи красное солнце оживляет еще влажную пустынную землю, пробуждается древняя степь. Ярким ковром ее покрывают первоцветы — нежно-голубые крокусы, пунцовые и желтые тюльпаны, фиолетовые ирисы. Среди них редчайший вид ксифиума, названный, как и его касатиковые и лилейные собратья, именем Колпаковского. Случилось имянаречение по инициативе краеведа В. Е. Недзвецкого, составителя фенологического календаря Семиречья. По наблюдениям Владислава Ефимовича, зацветание подснежника в окрестностях Верного среднестатистически приходится на день Герасима-грачевника. Именно в этот срок, 4 марта, отмечал День своего ангела Герасим Алексеевич Колпаковский, военный губернатор Семиреченской области. Лучшего подарка на именины, чем назвать цветок именем человека, трудно придумать! Присоединимся к празднику и мы, тем более, что ему, гонцу, пробудившему весну в Семиречье, исполнилось бы сегодня ровно 180 лет. А какое же торжество без здравицы, о чем в нижеследующем очерке из биографии юбиляра.

Он родился в 1819 году в многодетной семье мелкопоместного харьковского дворянина и в шестнадцать лет нашел в себе силы воспротивиться соблазнам сытой, спокойной, но творчески бесплодной деревенской жизни. Юный отрок, нареченный Герасимом, посвящает себя военному делу, не без влияния героически завершившейся Отечественной войны 1812 года. Но одно дело фантазировать себя под популярного в народе героя Давыдова, другое — тянуть лямку рядового Модлинского пехотного полка. И только через десятилетие трудной походной жизни Герасим Алексеевич получает первый унтер-офицерский чин. Лето 1849 года Колпаковский встретил в кругу отряда храброго полководца Гасфорда. 20 июля венгерский корпус Штейна безуспешно пытался овладеть Германштадтом, где мужественно оборонялись русские воины, прикрывая отход обозов 5-го армейского корпуса. За доблесть и отвагу в бою Колпаковский был отмечен орденом Св. Владимира IV степени, с мечами и бантом. 13 августа сложил оружие последний венгерский мятежник в Трансильвании.

Пьянящий дух победы, носившийся над армией, солдатская выручка и офицерская солидарность подружили в тот год молодого Колпаковского и опытного ратника Гасфорда. В дальнейшем их судьбы будут не раз пересекаться. Думается, это был самый важный период становления будущего члена Военного совета России, полного генерала и кавалера российских орденов, почетного старика Семиреченских казачьих станиц и почетного гражданина города Верного. В ином свете предстает перед нами Г. А. Колпаковский, не как выдающийся военный деятель и талантливый гражданский администратор, а весьма настойчивый и неутомимый исследователь края, нашедший достойное место в сонме сибирских краеведов. Известно, что по приглашению Г. X. Гасфорда, командира отдельного Сибирского корпуса, знавшего Герасима Алексеевича по совместной службе в армии, Колпаковский назначается его личным адъютантом.

Молодой штабс-капитан начал знакомство с новым местом службы с изучения истории Сибири. С этой целью он работал с документами в архиве Пограничного управления сибирскими киргизами, где, между прочим, познакомился со своим коллегой, выпускником кадетского корпуса, степным царевичем Чоканом Валихановым. Последний был прекрасно ознакомлен с жизнью Степи и слыл знатоком истории, быта и традиций киргиз-кайсаков сибирского ведомства. Впоследствии, Г. А. Колпаковский станет организатором многочисленных выставок по этнографии, экономике, народным промыслам края в салонах России и за рубежом. Другим информатором Колпаковского следует считать сибирского краеведа Николая Алексеевича Абрамова, творчество которых пересекалось на почве научно-популярных изысканий. В частности, они занимались историей поселений Семиречья и подводной археологией на Иссык-Куле. До назначения в укрепление Верное Г. А. Колпаковский, будучи военно-окружным начальником Березовского края, подробно ознакомился с жизнью казаков, земли которых располагались по современному административному делению в Акмолинской и Семипалатинской областях, на Алтае. Сибирские казаки вели свое начало от воинства Ермака. Еще в конце 16-го столетия ими были заложены Тюменский острог, казачьи слободки в Березовском, Сургутском и Пелымском острожках, при Тарском городке. В изучении истории Сибирского казачества Колпаковскому судьба отвела завидную роль первооткрывателя. Случилось так, что, следуя легенде о хранившемся среди атаманов войскового знамени Ермака, Герасим Алексеевич начал активные поиски святыни и дипломатические переговоры со знающими людьми. По преданию, это знамя было даровано покорителю Сибири купцами Строгановыми перед его первым походом на земли сибирских татар. С этим знаменем 25 октября 1582 г. дружина Ермака заняла столицу хана Кучума город Искер, что на реке Иртыш.

Шли годы. Поиски сибирской святыни увенчались успехом и казаки передали военную хоругвь на хранение в Березовский Собор. Более того, Колпаковский сумел поднять значение знамени до общевойскового. В 1883 году Колпаковский возбудил вопрос о передаче войскового знамени в Омск, центр Сибирского казачьего войска. И после долгих переговоров со стариками знамя Ермака торжественно, с крестным ходом, было перенесено под своды Омской Казачьей церкви (Никольского Собора). В 1889 году, по ходатайству войскового депутатского собрания, за труды по истории казачества и постоянное внимание к его судьбам Г. А. Колпаковский был зачислен почетным членом войскового сословия Сибирского казачьего войска. (Любопытно отметить, что в годы установления Советской власти в Омске знамя Ермака пытались спасти летучие отряды казачьего атамана Б. В. Анненкова. В 1919 году знамя было утеряно. Но вот появились сведения, что в начале 1999 года оно, наконец, отыскалось за рубежом, причем отреставрировано и заняло почетное место в городском музее Омска)…

Пройдут в его жизни еще долгие годы, прежде чем случится еще одно важное событие, которое оставит след не только в его личной судьбе. В 1858 году майор Г. А. Колпаковский вступает в должность начальника Алатавского округа и пристава казахов Большой Орды. Он сменил на посту М. Д. Перемышльского и получил в наследство работоспособный, полный энтузиазма аппарат округа, сотрудники которого уже отличились «за особые заслуги и труды по устройству Алматинских поселений». Среди них военные инженеры Л. И. Александровский и Ц. К. Гумницкий, старший султан Большой Орды Тезек Нуралин, начальник военного укрепления Верное В. Д. Попов, командир Заилийского отряда Д. А. Шайтанов. Может поэтому, в его первой депеше, посланной нарочным в Омск, читается уверенность молодого администратора: «В Заилийском отряде обстоит все благополучно. Здоровье людей находится в удовлетворительном состоянии. Работы по укреплению Верного продолжаются, по возможности, с успехом».

Назначение Г. А. Колпаковского совпало с посещением Верного генерал-губернатором Западной Сибири Г. X. Гасфордом. Кроме деловой части поездки, связанной с инспектированием войск, Густав Христианович преследовал еще одну, быть может, более сокровенную для себя цель — встретиться с адъютантом Чоканом Валихановым и лишний раз убедиться, что тайная экспедиция в Кашгар, лично им задуманная, проходит успешно. Чокан, переодетый под купца каравана, встретился со своим патроном в присутствии Колпаковского. Все трое были давно знакомы и относились друг к другу с симпатией. Известно, что когда Чокан скоропостижно скончался, Герасим Алексеевич лично посетил его могилу и поставил памятник «во внимание ученых заслуг Валиханова».

Колпаковский быстро продвигался по службе и в 1865 году был назначен военным губернатором и командующим войсками (одновременно — наказным атаманом казачьих войск) Семипалатинской, а с 1867 года Семиреченской областей. По этому поводу Чокан в письме к К. К. Гутковскому писал: «У нас в степях есть слух, что будто Колпаковский назначается киргизским губернатором… Я сам нисколько не удивлюсь всем этим слухам и даже готов радоваться, если бы Колпаковского сделали ханом нашим…». И только в 80-е годы, когда из областей Оренбуржья, Западной Сибири и Туркестана было образовано Степное генерал-губернаторство, Г. А. Колпаковский стал ханом, по определению своего сослуживца, всего Степного края. Есть сведения, что Колпаковский приглашал на службу в Семипалатинск Ч. Ч. Валиханова. Однако неожиданная ранняя смерть Чокана помешала сбыться многим совместным планам. Но и после кончины его Г. А. Колпаковский многое сделал для увековечивания в народной памяти Валиханова. В 1880 году он поставил на могилу друга камень из белого мрамора с подобающей надписью. Отвечая на письмо Г. Н. Потанина с просьбой передать эпистолярное наследие Ч. Валиханова, Герасим Алексеевич пишет: «Если на издание сочинений и биографии Чокана потребуются средства, то я со своей стороны готов принять в этом участие…».

В 1867 году была образована Семиреченская область с центром в городе Верном. «Накануне того события, когда это казачье поселение … имеет быть поставлено на степень города и сделаться как административным, так и торговым центром Семиреченского края, — писал бытописатель П.М. Зенков, — многих предприимчивых людей занимает мысль о судьбе этого будущего города, особенно в отношении промышленности, т.к. промышленность всегда лежит в основе благосостояния народов и вернее обеспечивает частную предприимчивость, т.к. она преимущественно может привлечь в непочатый край ищущих полезной деятельности и дать городу деятельных граждан». Герасим Алексеевич, будучи генерал-губернатором Туркестана и Степного края, администратором областей, по образному выражению Чокана Валиханова, «ханом Степи», сумел наладить четкий механизм всех сторон жизни общества — управления, экономики, судопроизводства, земства. Неоценим его вклад в строительство и архитектуру городов Семиречья, самого любимого и капризного среди них, Верного. Колпаковского не без основания следует считать устроителем Семиречья и Алматы. Он создал «Комитет по устройству г. Верного» и привлек к работе над составлением свода правил по градостроительству, ведению городского хозяйства специалистов, знатоков местных условий. Городской архитектор Павел Гурдэ, вспоминая историю застройки города, тепло отзывался о деятельности Колпаковского: «Следует нам всем чтить память того человека, который не только сделал наш город Верный, но и не переставал до последней минуты заботиться о его благосостоянии и процветании, а также интересоваться судьбою его жителей, на которых он смотрел, как на собственных детей…».

В 1887 году в связи с крупнейшим в истории Земли землетрясением, Герасим Алексеевич немедленно прибыл в разрушенный стихией Верный и лично руководил всеми мероприятиями по оказанию помощи пострадавшим. «Передо мной, — писал далее Гурдэ, — лежит целый ряд его писем ко мне, и в каждом из них он все спрашивает в самых сердечных выражениях, полных чувств искренней любви и глубокой привязанности, о городе, его положении, нуждах и надеждах на улучшение и развитие. Он интересовался новыми постройками, как общественными, так и частными, и посылка ему фотографий новых строений доставляла ему всегда такое удовольствие, что он не знал, как за них благодарить. Все было близко его доброму, отеческому сердцу, даже самые мелкие подробности, относящиеся к любимому им городу. И о нем никогда не выражается иначе как «родной мне город». Современники в своих воспоминаниях подчеркивают главные заслуги Колпаковского, выраженные в учреждении городского самоуправления, основании учебных и общественно-полезных организаций, наконец, о «роскошной растительности, окружающей нас и услаждающей нашу жизнь во время летнего зноя».

Колпаковский был инициатором становления в крае садоводства, шелководства, коневодства, каракулеводства, пчеловодства, прочих благоначинаний. При нем были созданы городской музей, ботанический сад, зоопарк (1874 г.), статистический комитет,с библиотекой и архивом (1879 г.). «По мысли и почину бывшего военного губернатора Семиреченской области генерала от инфантерии Герасима Алексеевича Колпаковского, — читаем на страницах «Туркестанских епархиальных ведомостей», — были учреждены первые религиозно-нравственные и просветительские учреждения… Самым первым возникло в 1869 г. Туркестанское епархиальное Казанско-Богородичное братство, именовавшееся до 1886 г. Семиреченским Православным церковным братством…». В 1874 году при нем были учреждены братская школа и приют. Возглавляемый Колпаковским Совет братства заботился об устройстве участи сирот и детей недостаточных родителей, входил в сношения с присутственными местами, должностными и частными лицами об оказании им приюта и пособия…

В 1875 г. Г. А. Колпаковский назначается попечителем Туркестанского учебного округа (с 1879 г. — почетный попечитель учебных заведений Семиречья). Известны его дела во славу науки. Он способствовал правильному собиранию восточных рукописей, редких книг и нумизматических коллекций. Именно благодаря Колпаковскому и его коллегам, в Туркестанском крае была налажена система библиотек, музеев, картинных и художественных галерей, архивохранилищ. Он радел за воспитание молодого поколения и значительно преуспел в создании первых в Казахстане школ, училищ, гимназий. Благодаря его вкладу мецената (нет, лучше сказать по-русски — подвижника, доброхота) в учебных заведениях России в Москве, Петербурге, Казани, Томске появились именные стипендии, возникли общества вспомоществования туркестанцам, образцовые общежития для студентов.

Благодаря подвижнической деятельности Колпаковского в Семиречье, для изучения производительных сил, были направлены экспедиции научных обществ — Русского географического, Вольного экономического, институтов естествознания, сейсмологии. Первое описание местности Алматы было сделано Н.А.Абрамовым, исследователем Сибири и Средней Азии; первая рекогносцировка Семиречья — М.И.Венюковым, географом и путешественником; первые астрономические наблюдения в Заилийском крае — А.Ф.Голубевым, офицером генштаба и геодезистом. Герасим Алексеевич сделал многое также для успеха экспедиций И.В.Мушкетова, Н.А.Северцова, Н.М.Пржевальского. Ряд ученых он зачислял сверх штата в аппарат края для финансирования стационарных исследований. Была создана Кульджинская канцелярия — своеобразная школа подготовки специалистов-толмачей из коренного населения, которой руководил востоковед Н.Н.Пантусов. Эта сторона деятельности Колпаковского в Семиречье была отмечена присуждением Большой золотой именной медали Императорского общества любителей естествознания, этнографии и антропологии, непременным членом которого Г.А. Колпаковский являлся с 1869 года (медаль присуждена 12 мая 1877 г.).

Он состоял членом многих авторитетных организаций и научных академий России, удостаивался золотых медалей, например, имени Бутлерова за поощрение садоводства и пчеловодства в Туркестане и Степном крае. Отметим, что из замечательных подвигов во славу науки Колпаковскому принадлежит посылка сортов зерновых, выращиваемых в Семиречье, Чарльзу Дарвину, занятия подводной археологией на Иссык-Куле, собрание уникальной коллекции восточных рукописей и книг, которая начала формироваться во время военно-научной экспедиции в Коканд.

«…Он искренне уважал науку и людей науки, и неоднократно, со свойственной ему скромностью, высказывал сожаление о недостаточности своего теоретического образования. А такое признание должно еще более возвысить его в наших глазах», — свидетельствовал доктор медицинских наук, местный врач Н. Л. Зеланд. Из Семиречья вышли замечательные люди, которые работали под началом губернатора Колпаковского. Среди них — историки-обществоведы Н. А. Аристов и Н. Н. Пантусов, архитекторы П. Зенков и Н. Криштановский, краевед В. Е. Недзвецкий, лесоводы А. М. Фетисов и Э. О. Баум, ирригатор и градостроитель И. Паклевский, художник Н. Г. Хлудов и фотографы С. и А. Лейбины. Разные по общественному положению, политическим взглядам и трактовке тех или иных исторических явлений, но имеющие много общего, творчество которых не описать в одном журнальном очерке. Опытность, даровитость, благонамеренность и душевная теплота — вот те критерии, по которым Г. А. Колпаковский 11 декабря 1881 года удостоен звания Почетного гражданина города Верного…

Колпаковский скончался 23 апреля 1896 года в возрасте 77 лет, после тяжелой и продолжительной болезни. Тремя днями позже его тело было погребено с военными почестями на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры в Петербурге, месте захоронения русских полководцев, деятелей литературы и искусства, рядом с могилой его супруги Мелании Фоминичны (она скончалась 28 декабря 1895 г.). По православному обычаю Герасима Алексеевича отпели в церкви Св. Духа. Богослужение совершил протопресвитер военного и морского ведомства А. А. Желобовский. Погребение было проведено высокоторжественно под залпы 6 орудий 2-й артиллерийской бригады, под звуки военного оркестра лейб-казаков и батальона лейб-гвардии Павловского полка, при спущенных боевых знаменах.

Пишу об этом подробно, так как в Алматы до наших дней бытует милая, наивная легенда о захоронении семьи Колпаковских в городском, ныне 28-ми гвардейцев-панфиловцев парке. Как версия, легенда присутствует в романе Юрия Домбровского «Хранитель древностей».

В память о Колпаковском день 23 апреля семиреченские казаки отмечали традиционно как войсковой праздник. Когда в Верном отмечалось 50-летие Узун-Агачской битвы, в наш город, для участия в театрализованном действе, приезжали друзья Колпаковского, его родственники и близкие.


В честь Г. А. Колпаковского было названо село в Семиречье, улицы в Верном и Пишпеке, первый пароход на реке Или, ледник в хребте Терскей Алатау, боевой и потешный полки в Верном, городское училище. Он состоял почетным гражданином и почетным стариком ряда городов и казачьих станиц. В 1911 году имя Колпаковского было присвоено Первому Семиреченскому Казачьему полку. Верненская городская дума учредила именные стипендии для учебных заведений, а в 1896 году ходатайствовала о сооружении Г.А. Колпаковскому памятника. Идея эта так и не была воплощена в жизнь. Георгиевские кресты, да некоторые личные вещи он завещал верненцам. Они хранились в Войсковом музее, судьба которого была предрешена в советские годы — музей снесли, экспонаты погибли.

Приведу еще несколько слов, сказанных Н. Л. Зеландом на вечере памяти Г. А. Колпаковского, состоявшемся 3 марта 1900 года: «…о том достойном сеятеле, который бросил первые семена культуры в пустынный дотоле, но богатый от природы Семиреченский край, и который все равно что основал город Верный. Семиречье полно имени Колпаковского. Если бы о нем не говорили люди, то говорили бы города и селения, которые он основал, сады и рощи, которые он насадил, дороги, которые он проложил, буйные реки, которые он впервые обуздал мостами, поля сражений, на которых он обращал в бегство варварские полчища, наконец, приюты, богадельни, школы, которые открылись, благодаря его стараниям. Это был один из тех редких людей, в руках которых все то получает жизнь, до чего прикасаются они».

Думал поставить точку в здравице на день именин Колпаковского. Но отнюдь не всегда благожелательные вопросы, заданные в письмах или по телефону, а то во время случайных встреч, в связи с биографией «колонизатора Колпаковского», жившего в проклятое царское прошлое, требует взвешенного ответа и авторской позиции. Судя по высказываниям, особенно в наши дни, пересмотра исторической науки, для многих Колпаковский не более, чем символ проводимой царским, русским правительством так называемой колониальной политики. Отсюда следует стереотипный вывод, что все человеческое ему чуждо, что все его наследие не подлежит объективной оценке. Этот же классовый принцип «свой — чужой» характерен для составления справочно-энциклопедической литературы в республике. Ни в одном из изданий вы не найдете биографий ни Колпаковского, ни людей его времени. Однако для современников, которые, кстати, воспитывались на русской культуре, уместно привести слова историка Н. И. Костомарова: «Истинная любовь к своему Отечеству может проявляться только в строгом уважении к правде. Отечеству нет никакого бесчестия, если личность, которую по ошибке признавали высокодоблестною (или наоборот), под критическим приемом анализа представится совсем не в том виде, в каком ее приучились видеть. Притом же не следовало забывать, что безусловно добродетельных и безупречных людей на свете не бывает и прежде не было». В экстремальных условиях нравственного и духовного опустошения не только подснежник Колпаковского должен иметь право на сосуществование с окружающей средой, но и память о человеке, имя которого осталось в названии редкого цветка, и его наследие. Колпаковский имеет право на городскую прописку, по крайней мере в названии проспекта (название, которое бессовестно украли еще в 1919 году).

Дальше — больше. Даже памятники истории и культуры сегодня рассматриваются по национально-территориальному и классовому признакам, забывая об их общегуманитарной миссии. Не успели принять Закон об охране исторического наследия, как тут же взялись за снос памятников. Только в Алматы, одном из официально признанных исторических городов республики, уничтожено более десятка памятников архитектуры и сотни зданий рядовой застройки. Вся их вина в том, что они были возведены в эпоху царского генерала Колпаковского. Например, крепость и прилегающие станицы — градостроительное ядро Большой Алма-Аты, до сих пор рассматриваются не иначе, как оплот самодержавия и казачества. Вызывает сожаление, что не снят надуманный ярлык с памятника, возведенного на кладбище Узун-Агача — дескать, памятник-то царскому генералу! При этом забывают, что именно он, начальник Алатавского округа, ценою своего здоровья, оказал военную помощь восставшим против феодального гнета Кокандского ханства.

Мы все рассуждаем: плох он или хорош. По нашим, естественно, меркам и понятиям нравственности, образованности, политической целесообразности… Кто-то из друзей Колпаковского, сибирские краеведы, то ли Словцов, то ли Абрамов, однажды точно и образно сказали: «Ты видишь потухший вулкан и думаешь, что он всегда был покрыт льдом. В этом сердце перегорело много чувствований, много перекипело страстей: судьба одним разом их погасила, как мы гасим обгоревшую свечу». Свеча Герасима Алексеевича горела ярко до последнего часа его жизни. Он жил подобно людям своего времени, золотой поры Отечества, следуя древней мудрости: сгорая, свети людям!

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.


Защитный код
Обновить

   
   

Последние комментарии

Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz