Подписка на почту  

  Свежие статьи на почту!

Впишите свой E-mail здесь! 

   

Страны  

 
   
 
 HotLog
   

   

Мы на Facebook  

   
   

Мы в Контакте  

   

Мы на Mail.ru  

   

Рейтинг:  2 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Юрий Васильев Юрий Васильев

Брестская крепость, несмотря на то, что находится на территории, хоть и дружеского нам, но другого государства, и сейчас продолжает быть символом воинского мужества и стойкости России. Точно так же, как Севастополь, Керчь, Одесса и многие другие города бывшего Советского Союза.
Нам хорошо известны те события, начало которым было положено ранним утром 22 июня 1941 года.  Когда мирные кварталы города Бреста и гарнизон Брестской крепости подверглись внезапной бомбардировке и артиллерийским обстрелам.  Одновременно с этим, первые германские солдаты, переправившись через реку Буг, высадились на нашем берегу и атаковали пограничные заставы и укрепления крепости, а мосты и другие важные объекты были захвачены, либо разрушены подразделениями диверсантов.
Об этом написано много книг и снято кинофильмов. Но это далеко не вся история Брестской крепости. Началась она задолго до этих событий, и включает в себя много интересных, важных и трагических страниц.
К сожалению, в истории Брестской крепости по сей день хватает тёмных пятен и малоизвестных фактов. Несомненно, интересными являются и события, произошедшие в Бресте в сентябре 1939года. Тогда германской армии в первый раз пришлось штурмом брать Брестскую крепость, обороняемую в то время польским гарнизоном.
Так что же всё-таки происходило в Брестской крепости осенью 1939 года?
Но для начала…

НЕМНОГО ИСТОРИИ.
Этот город на своём веку сменил много названий: Берестье, Брест – Литовск, Брест – над – Бугом и просто Брест. В 1795 году, после очередного, третьего раздела Речи Посполитой он вошёл в состав Российской империи под названием Брест – Литовск.
Новая западная граница империи с Австрией и Пруссией была недостаточно защищена. Поэтому российским правительством было принято решение укрепить её, построив вдоль неё ряд крепостей.
План крепости разрабатывали военные инженеры: генералы К. И. Опперман, Н. М. Малецкий и полковник А. И. Фельдман. В 1830 году план был утверждён, а в 1833 году на месте старого города началось строительство крепости. Первоначально были построены временные земляные валы и укрепления. Закладка первого камня в основание Цитадели крепости была произведена 1 июня 1836 года. В фундамент была замурована шкатулка с монетами и бронзовая доска.
Общее руководство строительством крепости осуществлял генерал-майор инженерных войск И. И. Ден, начальник штаба Западного инженерного округа. 26 апреля 1842 года Брест – Литовская крепость была введена в строй.
Со временем она постоянно совершенствовалась, производились её реконструкции. В 1864 – 1888 годах крепость модернизировалась по проекту генерала Э. И. Тотлебена. Сделано это было с учётом возросшей мощью артиллерии. Следующая серьёзная реконструкция крепости была проведена в 1911 – 1914 годах. В ней принимал участие и военный инженер капитан Д. М. Карбышев.
К началу Первой Мировой войны Брестская крепость являлась наиболее современным фортификационным сооружением, но её строительство и реконструкция ещё не были завершены.
В конце лета 1915 года на русско-германском фронте сложилась очень неблагоприятная обстановка для русских войск. 13 августа, в ходе общего отступления, Брестская крепость была оставлена гарнизоном, во избежание окружения. При этом были взорваны некоторые укрепления.
3 марта 1918 года, делегацией большевиков был подписан Брестский мир. Заседание участников переговоров происходило именно в Брестской крепости. До конца 1918 года крепость находилась в руках немцев, а затем под контролем поляков. В 1920 году она снова была взята Красной Армией, но затем вновь отбита поляками и в 1921 году, по Рижскому миру, отошла к Польше.
Считалось, что к середине двадцатого века, в связи с возросшими возможностями вооружения армий, Брестская крепость, как военно-оборонительный комплекс, своё значение утратила. Поэтому использовалась поляками, как место дислокации войск, кроме того, там были организованы военные склады, а часть помещений крепости представляли собой политическую тюрьму. При этом поляки восстановили некоторые укрепления крепости, взорванные ранее, и выстроили несколько домов для офицерского состава.
Но первого сентября 1939 года в Польшу снова пришла война.

ЧИСЛЕННЫЙ СОСТАВ  ПОЛЬСКОГО ГАРНИЗОНА.
ЕГО КОМАНДИРЫ.
ПОДГОТОВКА К ОТРАЖЕНИЮ ШТУРМА.
По вопросу боевого и численного состава польского гарнизона Брестской крепости нет единого мнения, поэтому цифры можно встретить разные в различных источниках. Так, например, в своей работе «Брестская крепость. 1939 год» Владимир Альбертович Чекмарёв утверждает, что гарнизон крепости состоял из четырёх батальонов (трёх пехотных и одного инженерного) и некоторых других, случайно оказавшихся в крепости подразделений. Численный состав включал в себя 2 – 2,5 тысячи человек.
Имеется и другой источник, в котором указываются схожие данные. Это «Новая газета» № 70 от 22 сентября 2008 года. В ней опубликована статья журналистки Ирины Халип под странным названием «Советско-фашистская дружба». Там тоже идёт речь о четырёх батальонах: трёх пехотных и одного батальона охраны. Состав гарнизона определён цифрой в две тысячи человек.  
Все эти данные по численному составу гарнизона крепости сильно занижены в сравнении с реальными силами, оборонявшими город и крепость, поэтому требуют уточнения.
Состав гарнизона был значительно больше: в нём находилось около 4000 человек. Именно эту цифру приводит кандидат исторических наук А. Байков. Польский же исследователь Чеслав Холуб определяет численность гарнизона в 3150 человек. Но, при этом, следует учитывать, что 19 германский армейский корпус, штурмовавший крепость, имел в своём составе 47 тысяч человек, 529 танков, 57 бронемашин, более полутора сотен стволов артиллерии. Несмотря на то, что не все его войска были брошены на штурм Бреста и Брестской крепости,  в этих условиях о каком-то равенстве сил говорить смысла нет.
Группировка немцев, задействованная непосредственно для штурма крепости, была не столь уж и большой - около пяти тысяч человек. Если сравнивать с силами обороняющихся поляков, то цифры выглядят вполне сопоставимыми. Но здесь следует учитывать, что немцы не атаковали гарнизон крепости сразу со всех сторон, а сосредоточили ударные группировки на узких участках, где планировали прорыв. Именно в этих местах они и имели значительное превосходство в силах.
В начале сентября гарнизон крепости входил в состав оперативной группы «Полесье», которой с 9 сентября командовал генерал Ф. Клэберг. А для обороны Бреста и крепости была сформирована группировка «Брест».
В него входили такие подразделения, как маршевые батальоны 34-ого, 35-ого и 82-ого пехотных полков, а также одна рота маршевого батальона 33-его пехотного полка. Кроме того, в его составе были 81-ый и 82-ой караульные батальоны, 56-ой сапёрный батальон, 112-ая и 113-ая отдельные бронетанковые роты, взвод танкеток ТКS в составе бронепоезда № 55, 49-ый дивизион лёгкой полевой артиллерии, 3-я зенитно-артиллерийская батарея, 9-ый автомобильный дивизион, караульная рота и рота связи, группы мобилизованных резервистов, ожидающих отправки в свои части, медико-санитарный персонал. На железнодорожной станции Брест находились два бронепоезда с экипажами.
11 сентября начальником гарнизона был назначен бывший офицер царской армии 49-летний отставной польский генерал Константин Карлович Плисовский.
Для подготовки к отражению штурма был проведён ряд мероприятий, а также создан штаб обороны, который расположился непосредственно в Цитадели. Начальником штаба стал подполковник Алоизий Хорак, командующим пехотой – подполковник Юлиан Сосабовский, а его заместителем назначили подполковника Константина Солтана. Полевой артиллерией командовал майор Станислав Комарницкий, зенитной батареей – капитан Станислав Малецкий, а начальником связи был капитан Елей Елевский.
Времени на подготовку у гарнизона было достаточно, поэтому многое успели сделать:
- по гребню вала отрыли траншеи и ходы сообщения;
- оборудовали огневые точки;
- часть имеющихся танков установили в капониры, чтобы использовать их, как неподвижные огневые точки;
- сапёры 56-ого сапёрного батальона заминировали все маршруты, ведущие к крепости, мосты и местность перед оборонительными укреплениями;
- утром 13 сентября из крепости были эвакуированы члены семей офицеров и подофицеров, а так же гражданский персонал.

ВООРУЖЕНИЕ И ТЕХНИКА ГРУППИРОВКИ «БРЕСТ».
ИХ БОЕВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ.
«Противотанкового оружия у защитников Брестской крепости не было; между тем, им пришлось иметь дело именно с танками», - рассказывает всё тот же Чекмарёв Владимир Альбертович. Ему вторит и журналистка Ирина Халип в своей «Советско-фашистской дружбе»: «У него (генерала Плисовского) не было даже ни одного противотанкового орудия». Подобные утверждения можно встретить во многих материалах на тему обороны крепости польским гарнизоном. Но они не совсем соответствуют действительности. На самом деле защитникам Брестской крепости бороться с немецкими танками было чем. И средств этих было вполне достаточно:
В состав группировки «Брест» входил 49-ый дивизион лёгкой полевой артиллерии. Его вооружение состояло из 18 полевых пушек калибра 75 миллиметров. Все они могли использоваться, как достаточно эффективное противотанковое вооружение.
Зенитная батарея включала в себя 8 зенитных пушек калибра 40 миллиметров. Они так же позволяли весьма успешно бороться с немецкими танками;
Имелись два бронепоезда № 53 и № 55. На вооружении бронепоезда № 53 «Бартош Главацкий», кроме пулемётов, были две 75 мм пушки, а бронепоезд №55 «Смелый» имел 100миллиметровую гаубицу и одну 75 миллиметровую пушку. Чем это не противотанковое вооружение?
У польской пехоты состояли на вооружении полтора десятка противотанковых ружей конструкции Марошека. Они имели калибр 7, 92 мм и позволяли бороться с лёгкими танками немцев, так как  на дальности 50 метров они поражали броню толщиной 22 мм, а на дальности 100 метров – 15 мм.
«Несколько лёгких боевых машин, которыми располагал генерал (Плисовский), по прямому назначению использовать было бессмысленно», - это снова слова из «Советско-фашистской дружбы» Ирины Халип. Между тем, у генерала Плисовского танков было не несколько, а тридцать единиц! Это были устаревшие французские машины «Рено FT – 17» в составе 112-ой и 113-ой отдельных бронетанковых рот по 15 танков в каждой.
Здесь можно согласиться, что особой конкуренции немецким танкам в бою они составить не могли. Но, тем не менее, часть этих танков была использована правильно: одни из них были зарыты в землю, и применялись как огневые точки, другими машинам были заблокированы Центральные (Северные) ворота крепости.
На вооружении польской армии состояло немалое количество этих французских танков. Некоторые из «Рено FT – 17» имели только пулемётное вооружение, но значительное количество этих машин в качестве вооружения имели 37 миллиметровую пушку «Гочкисс». Были танки с пушечным вооружением и в составе 112-ой и 113-ой отдельных бронетанковых рот, которые позволяли бороться с немецкой бронетехникой вполне успешно.
На бронепоезде № 55 имелся взвод танкеток ТКS в количестве 6 единиц. Но они имели только пулемётное вооружение и как противотанковые средства использоваться не могли.
Из этого можно сделать вывод, что польские защитники Брестской крепости не были безоружными и беспомощными в борьбе с немецкими танками. Воевать им было чем.

НАЧАЛО СРАЖЕНИЯ.
Во второй половине дня 13 сентября к Брестской крепости подошли первые немецкие разведывательные силы 10-ой танковой дивизии в составе четырёх танков и с ходу завязали огневой в бой с передовыми подразделениями поляков. Огнем польской артиллерийской батареи, под командованием капитана Янишевского, немецкая атака была отбита.
Основные силы немцев начали обходить Брест с северо-востока и двигаться к линии обороны польской дивизии «Кобрин», сформированной из мобилизованных резервистов. Об этом манёвре немцев генерал Плисовский доложил генералу Клэбергу, и, чтобы сковать силы немцев, выслал им на встречу бронепоезд № 55 «Барташ Главацкий» под командованием капитана Анджея Подгурского. В районе Жабинки с бронепоезда был выгружен взвод танкеток ТКS в количестве пяти машин, которые начали вести разведку в районе моста через речку Мухавец. У моста они столкнулись с разведывательными подразделениями 3-ей танковой дивизии немцев. В ходе боя с немецкими бронемашинами поляки потеряли три танкетки, а две отошли под прикрытие бронепоезда. Бронепоезд открыл артиллерийский огонь, которым дальнейшее продвижение противника было приостановлено. Немецкие подразделения начали осуществлять манёвр, пытаясь перехватить железнодорожные пути. Учитывая это, и опасаясь быть отрезанным от Бреста, капитан Подгурский вернул бронепоезд на станцию.
Тем временем другой бронепоезд № 53 «Смелый», которым командовал капитан Мечислав Малиновский, выдвинулся в северном направлении и в районе Высокое встретился с танками 10-ой танковой дивизии. Обстреляв немцев из своей артиллерии, капитан Малиновский возвратил бронепоезд в Брест.
Опасаясь, что железнодорожную станцию удержать не удастся, и оба бронепоезда могут быть потеряны, генерал Плисовский отправил их в Ковель.
Утром 14 сентября силы 3-ей танковой дивизии, командиром которой был генерал Гейер фон Швеппенбург, взяли Жабинку и, ведя бой с подразделениями польской дивизии «Кобрин», начали двигаться на восток, охватывая правый фланг и выходя в тыл польской группировке «Брест». Окружив город, силы этой дивизии предприняли атаку Волынского укрепления и Южных ворот.
С северо-запада от населённого пункта Волчин, по берегу реки Буг, к Бресту выдвигалась 20-ая моторизованная дивизия генерала Викториана.
В то же время 10-ая танковая дивизия немцев под командованием генерала Штумпфа начала вести бои за Брест и к 14 часам дня захватила город и железнодорожную станцию. При этом часть польских подразделений, оборонявших Брест, отошли в крепость
В дальнейшем эта дивизия предприняла штурм Брестской крепости силами разведывательного батальона и 8-ого танкового полка, рассчитывая овладеть ею с ходу, атаковав Северные и Восточные ворота.
При отражении немецкой атаки с севера, успешно действовали батальон 82-ого пехотного полка под командованием капитана Вацлава Радзишевского и 112-ая отдельная бронетанковая рота поручика Вацлава Стокляса, танки которой были установлены в капониры и вели огонь с места. Эффективными оказались и действия экипажей двух танков этой роты, которыми были заблокированы Северные ворота крепости. На случай возможности прорыва противника через Северные ворота, позади них была установлена батарея зенитных пушек, которой командовал подпоручик Анджей Блешинский.
Попав под прицельный огонь противотанковых ружей польской пехоты и артиллерийско-пулемётный обстрел танков 112-ой роты, противник, понеся значительные потери, атаку прекратил и отошёл на занимаемые позиции.
Примерно в то же время, в районе пригорода Адамков, 15 танков 113-ой бронетанковой роты поручика Ежи Островского, предприняли танковую атаку против подразделений 8-ого танкового полка 10-ой танковой дивизии немцев, имевших в своём составе около 80-ти танков. В этом бою польская танковая рота была полностью разгромлена, потеряв 12 машин из 15. Оставшиеся три танка были брошены экипажами. Уцелевшие польские  танкисты отошли под защиту стен крепости. Но, тем не менее, немецкое наступление было отбито.
На этом первый день сражения за Брестскую крепость завершился.

РЕШАЮЩИЙ ШРУРМ.
Ночью боевые действия продолжались. Группы немецкой пехоты, поддержанные танками, предприняли несколько атак, которые были успешно отражены поляками. Поляки и сами несколькими небольшими подразделениями совершили вылазки к немецким позициям. Немецкая артиллерия продолжала вести огонь по укреплениям крепости, от которого гарнизон нёс ощутимые потери. Своих раненых и убитых поляки в течении всей ночи перевозили из крепости в находящийся неподалеку Тересполь.
Весь следующий день 15 сентября был использован немцами для перегруппировки сил и проведения мощной артиллерийской подготовки. Тем не менее, атаки на крепость продолжались. Пехотные подразделения 20-ой моторизованной и 10-ой танковой дивизий, под прикрытием артиллерийского огня, несколько раз бросались на штурм,  но вновь откатывались назад.
В вечернем немецком донесении командования группы немецких армий «Север» от 15 сентября 1939 года докладывалась сложившаяся обстановка: «…Крепость находится в руках противника… 16. 09. 39 г. начнётся её штурм…»
Около 10 часов утра 16 сентября начался решающий штурм крепости. После сильной артподготовки, штурмовые подразделения 20-ой моторизованной и 10-ой танковой дивизий, усиленные танками и поддержанные артиллерийским огнём, бросились в атаку. В некоторых местах им удалось захватить гребень валов, но дальше продвинуться они не смогли. На удачно установленных минах и фугасах подорвалось несколько немецких танков. Польские подразделения, выбитые с валов, отошли в Цитадель.
Обеспокоенный очередной неудачей, к месту сражения прибыл командующий 19 армейским корпусом генерал Гейнц (Хайнц) Гудериан. Основной причиной неудачной атаки он определил слабое взаимодействие между артиллерией и пехотными подразделениями. Пехота не двигалась вперёд вслед за огневым валом.
Позднее, немецкие атаки на крепость продолжились, Гудериан лично руководил действиями атакующих. В ходе сражения, выстрелом польского снайпера, был смертельно ранен его личный адъютант подполковник Браубах, который скончался через несколько дней.
Тяжёлые бои развернулись вдоль железнодорожной ветки, ведущей в крепость и в районе Северных ворот. Обе стороны несли жестокие потери. Здесь в обороне успешно действовал батальон 82-ого пехотного полка, усиленный несколькими орудиями 49-ого артиллерийского дивизиона.
Атаки и артиллерийский обстрел продолжались, силы обороняющихся таяли, заканчивались боеприпасы, было много убитых и раненых, связь отсутствовала. Особенно большие потери польский гарнизон нёс от артиллерийского огня противника. Генерал Плисовский тоже был ранен осколком снаряда в спину. Ранение также получил и подполковник Сосабовский, а подполковник Хорак был тяжело контужен и завален обломками рухнувшей стены.
Учитывая создавшуюся обстановку, примерно в 17 часов 16 сентября, генерал Плисовский собрал совещание, где объявил о своём решении прекратить оборону и оставить крепость. Здесь же были определены задачи на подготовку гарнизона к выходу из крепости. Основная задача по проведению этих мероприятий была возложена на сапёрный батальон, которым командовал поручик Ян Полячек. Сапёры должны были подготовить маршруты выхода, разминировать дороги, обеспечить выход гарнизона. Тереспольские ворота, через которые планировался выход войск, надлежало удерживать до последней возможности.
С наступлением темноты начался выход польских войск из крепости. В составе колонны шли оставшиеся грузовые машины автомобильного дивизиона, на которые были погружены раненые польские солдаты и тела погибших. Отход войск прикрывали сапёры поручика Полячека и пехотные подразделения капитана Радзишевского. Вслед за уходящими войсками, дорога и мосты минировались.
Не всем полякам удалось выйти из крепости. После полуночи немцы смогли захватить дорогу, ведущую на Тересполь, по которой уходили польские войска. Некоторые их мелкие подразделения, отступая, сбились с маршрута, наткнулись на немецкие патрули, либо попали в организованные немцами засады. В этих боях многие из поляков погибли, либо попали в плен.
Утром 17 сентября, переправившись через Буг, в крепость вошли подразделения немецкого 76-ого пехотного полка. В немецкий плен попало около тысячи польских солдат. На этом оборона Брестской крепости польским гарнизоном была завершена.
Через несколько дней 22 сентября к Бресту подошли части советской 29-ой лёгкой танковой бригады под командованием комбрига Семёна Кривошеина. Согласно договорённости, немецкой стороной советским представителям был передан город Брест и Брестская крепость, а также и большая часть пленных польских защитников крепости.
На другой день 23 сентября на центральной улице города состоялось прохождение торжественным маршем немецких и советских войск. 24-ого сентября германские части покинули город и ушли за реку Буг.
Так с осени 1939 года Брест и крепость стали советскими.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ И ОЦЕНКИ.

Действиям польской армии в этой войне даются различные оценки, от вполне сдержанных, до восторженных. Хорошо известный всем автор Виктор Суворов в своих книгах неоднократно называет польскую армию героической, которая, истекая кровью, упорно сдерживала врага. Если бы всё было именно так! На самом деле польская армия оказалась не готова к войне. Она не смогла не только защитить свою страну, но даже сколько-нибудь значительное время выдерживать удары германской армии.
Признаться в этой печальной действительности полякам оказалось трудно, поэтому они и начали искать героев, там, где их не было.
Так, например, польский гарнизон, оборонявший Вестерплатте, включал в себя около двухсот человек. Они трое суток, находясь под постоянными обстрелами и бомбёжками, отражали атаки немцев. А потом не выдержали и, имея всего пятнадцать человек убитыми, сдались. Их упорства хватило только на трое суток, но, тем не менее, защитников Вестерплатте впоследствии сделали символом полькой стойкости и отваги.
На общем фоне неудачных действий польских войск, оборона Брестской крепости польским гарнизоном выглядит вполне достойной. В ходе этой войны схожих фактов можно привести не так уж и много. Но и в Брестской крепости поляки тоже смогли продержаться только трое суток. На большее их не хватило. А когда они почувствовали на себе тяжёлые удары германской армии, то бросили крепость и тихо ушли. Ладно, хоть не сдались! Но для поляков и трое суток обороны крепости – это нормально.
Даже здесь, в некоторых случаях, их пытаются выгородить. Мол, могли бы и дольше держаться, но русские помешали, в спину ударили. Не миновала этих уточнений и журналистка Ирина Халип в той же статье «Советско-фашистская дружба»: «Брестская крепость сражалась в осаде трое суток – с14 по 17 сентября. Она могла бы держаться и дольше. Но в тот день границу перешла Красная Армия. Всем было ясно, что война обрела иной оборот». Очень плохо, когда журналист начинает рассказывать о тех вопросах, в которых сам слабо разбирается, и даже не пытаясь выяснить сути дела, представляет их таким образом, чтобы произвести сенсацию.
Всё правильно, Брестская крепость могла держаться и больше, чем трое суток, но это при том условии, что того захотели бы сами поляки. И Красная Армия здесь ни при чём, обороняться в Бресте она тогда им не мешала.  Генерал Плисовский принял решение о выводе своих войск из крепости 16-ого сентября во второй половине дня. Красная Армия на тот момент никаких действий не предпринимала, а сам генерал Плисовский ещё ни сном, ни духом не ведал о том, что там должно будет произойти на следующий день.    
Менее, чем через два года, немцам вновь пришлось штурмовать стены Брестской крепости. На этот раз они сделали соответствующие выводы, изменили тактику и хорошо подготовились к штурму. Но теперь им пришлось иметь дело уже далеко не с поляками, и они сразу смогли почувствовать разницу.
Трудно сравнивать польскую оборону Брестской крепости с советской. Сразу можно обратить внимание на то, что изначально поляки находились в совершенно других, более выгодных условиях, чем русские. Они имели немало времени для того, чтобы хорошо подготовиться к достойной встрече врага. Наши же бойцы бросались в бой прямо с постелей, не успев даже сообразить, что происходит вокруг. И оборону пришлось организовывать уже под огнём противника, на ходу принимая решения.
При этом, советская оборона Брестской крепости только официально продолжалась около месяца. Есть немецкие свидетельства, что отдельные очаги сопротивления в крепости держались до начала августа 1941 года. Местные жители, в свою очередь, рассказывали, что ещё глубокой осенью в крепости часто раздавалась стрельба, и немцы вывозили из неё своих убитых и раненых солдат.
Это вам не поляки! Теперь крепость обороняли русские.

Добавить комментарий

Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев.

Защитный код
Обновить

   
   

Последние комментарии

  Знакомство и общение православных христиан Республики Казахстан"

 

   
© spgk.kz © 2011-2012 Союз Православных Граждан Казахстана. Официальный сайт Общественного Объединения "Союз Православных Граждан" РК. При использовании материалов сайта гиперссылка на сайт обязательна!. Мнение авторов не всегда совпадают, с мнением редакции сайта. Редакция сайта не несет ответственности за содержание авторских материалов и комментариев (подробнее...). Редактор сайта Константин Бялыницкий-Бируля. Адрес для писем в редакцию сайта E-mail:spgk@spgk.kz